Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище


Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбищеНародный дом графини Паниной

Строительство Народного дома на Лиговке (ул. Тамбовская, 63) велось в 1901–1904 гг. на средства графини Софьи Владимировны Паниной. Автором двухэтажной постройки в стиле модерн выступил архитектор Ю.Ю. Бенуа.

В те годы народные дома являлись культурно-просветительскими центрами, и в подобных постройках кроме большого театрального зала, помещений для кружков и учебных занятий могла быть предусмотрена рабочая сберегательная касса или специальное помещение лаборатории.

На первом этаже Лиговского народного дома в начале XX столетия находились столовая, гимнастический зал и детская читальня. Но это только половина дома. Во второй половине были устроены вечерние классы Императорского Технического общества, где бесплатно преподавались геометрия, черчение и рисование. Рядом располагалась бесплатная народная библиотека. Второй этаж занимал театральный зал. Кресла для этого помещения заказали в Швеции разборные, так что без особого труда театральный зал можно было превратить в площадку для танцев.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Занятия спортом проводились по методике профессора Лесгафта. В подвале дети обучались ремёслам в слесарной и столярной мастерских.

В доме Паниной архитектор предусмотрел устройство обсерватории, а инициатором её создания и первым заведующим выступил преподаватель физики А.Г. Якобсон. Открытие первой в городе общедоступной обсерватории состоялось в Народном доме Паниной 1 марта 1905 г. Обсерватория принимала любознательных граждан всех возрастов до мая 1919 г. и со смертью Якобсона прекратила свою деятельность. Вновь она открылась в 1921 г. и просуществовала до 1937 г. В третий раз работа обсерватории возобновилась в 1971 г.

Народный дом Паниной славился своим большим театральным залом, в котором в 1903–1904 гг. работал общедоступный театр П.П. Гайдебурова, а в 1921–1923 гг. – Лиговский народный театр. С 1924 г. и по сей день Народный дом графини Паниной занят клубом железнодорожников.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Крестовоздвиженская церковь

На пересечении Лиговского проспекта и Обводного канала расположена Крестовоздвиженская церковь (Лиговский пр., 128), сооружённая в 1748–1749 гг. Храм находится в глубине участка. Перед церковью, ближе к Лиговскому проспекту архитектор А.И. Постников в 1810–1812 гг. выстроил стройную колокольню в четыре яруса с высоким золочёным шпилем и колоннадами, симметрично расположенными с двух сторон от постройки. К середине XIX столетия дошёл черед реконструировать и саму церковь, которую решили разобрать, что и сделали в 1848 г.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Через три года на месте старой постройки появился пятиглавый храм с барочным декором фасадов, проект которого составил архитектор Е.И. Диммерт.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Волковское кладбище

Волковское кладбище расположилось в районе реки Волковки (Растанный проезд, 3), и его площадь в настоящий момент составляет 26 га.

Регулярные захоронения в этой части города начались с середины XVIII столетия, после подписания указа Сената об основании «Кладбища Адмиралтейской стороны, по сю сторону деревни Волковой». Кладбище получило своё название от деревушки Волковки, находившейся на берегу речки, носившей название Чёрной. Так как некрополь находился за городом, то хоронили здесь большей частью городскую бедноту, поэтому участки для захоронений теснились друг на друга и особой планировки на кладбище долгое время не наблюдалось.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Только в 1812 г., с включением кладбищенских земель в черту города, началось благоустройство Волковского погоста. Тогда провели осушение и планировку территории.

Позднее на примыкавших землях появилось ещё несколько обособленных кладбищенских участков, образовавших лютеранское, старообрядческое и единоверческое кладбища. К концу прошлого века эти участки фактически слились с общей территорией кладбища и перестали существовать обособленно. Главную роль в этом процессе сыграло то, что в советское время старообрядческое и единоверческое кладбище подверглись полному разграблению и к концу XX в. там не сохранилось исторических надгробий.

Волковское кладбище известно своим некрополем мастеров искусств и деятелей науки, получившим название «Литераторские мостки». Первое «писательское» захоронение появилось здесь в 1802 г. – им стала могила А.Н. Радищева, погребенного рядом с церковью Воскресения Христова (разрушена в советское время).

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Но традиция хоронить на Волковском кладбище деятелей искусства пошла с захоронения в одной ограде литературных критиков В.Г. Белинского (ум. 1848) и Н.А. Добролюбова (ум. 1861), а также с могилы публициста Д.И. Писарева (ум. 1868).

Позднее на Литераторских мостках появились могилы писателей И.А. Гончарова, И.С. Тургенева, М.Е. Салтыкова-Щедрина, Н.С. Лескова, А.И. Куприна, В.В. Крестовского, Л.Н. Андреева, О.Ф. Бергольц и многих других. Здесь начали хоронить и учёных, среди которых были Д.И. Менделеев, И.П. Павлов, Н.Н. Миклухо-Маклай, В.М. Бехтерев, А.Ф. Иоффе и другие. К деятелям науки добавились архитекторы: К.А. Тон, Л.Н. Бенуа, С.С. Серафимов, Н.А. Троцкий, А.С. Никольский. Кроме этого, на Литераторских мостках похоронили деятелей революционного движения Г.В. Плеханова и В.И. Засулич, а также родственников (мать и сестёр) вождя большевиков В.И. Ленина.


В 1930-х гг. сюда перенесли останки А.А. Блока, И.А. Гончарова и Н.Г. Помяловского. Кроме того, здесь покоятся историк Н.И. Костомаров, юрист А.Ф. Кони, художник К.С. Петров-Водкин, балерина А.Я. Ваганова, кинорежиссёр Г.М. Козинцев, актёры В.В. Меркурьев, Е.З. Копелян, Е.А. Лебедев, В.И. Стржельчик, композитор В.П. Соловьёв-Седой и многие другие известные петербуржцы.

Некрополь и в наши дни открыт для захоронений. Последними на Литераторских мостках стали могилы знаменитых композиторов В.А. Гаврилина, А.П. Петрова и И.И. Шварца, всеми любимых актеров П.С. Вельяминова, И.О. Горбачева, А.Ю. Толубеева и А.Ю. Равиковича.

Интересно, что название «мостки» территория получила от особенности накрывать кладбищенские дорожки поднятыми над землей деревянными настилами. Первоначально территория Литераторских мостков называлась «Надтрубные мостки». Название происходило от проложенных здесь при проведении благоустройства ливневых труб. Эпитет «Литературные» закрепился за территорией после похорон в 1888 г. писателя В.М. Гаршина.

Народный дом графини Паниной, Крестовоздвиженская церковь, Волковское кладбище

Историки А.И. Кудрявцев и Г.Н. Шкода, говоря о судьбе Волковского кладбища Санкт-Петербурга, отмечали: «Послереволюционные годы внесли резкие изменения как в деятельность старого петербургского кладбища, так и в его облик – исторический, социальный, художественный. <…> На Волковском совершалось то, что постигло Смоленское, Новодевичье, Никольское и другие исторические некрополи Петербурга: закрытие и снос церквей, разгром погребений, уничтожение памятников, исчезновение могил, запустение территории. В “пятилетку безбожия” в 1932 году снесли Всехсвятскую и Успенскую церкви. Черед Спасского собора наступил несколькими годами позже».

Добавим, что на единоверческом участке Волковского кладбища городские власти разобрали ещё два храма: Сретения Господня и Благовещения Пресвятой Богородицы.

Первый деревянный храм – Спаса Нерукотворного – был сооружён на Волковском кладбище в 1759 г. Прослужив некоторое время, он был разобран по причине ветхости. В 1777 г. здесь возводят из дерева тёплую церковь, освящённую в память Воскресения Словущего. Денежные средства на строительство выделил тогда купец Шевцов (Швецов). Этот храм прослужил несколько лет и сгорел зимой 1782 г. Вопрос о кладбищенской церкви вновь стал актуальным.

На месте сгоревшей церкви в 1782–1785 гг. по проекту архитектора И.Е. Старова сооружена каменная, также называвшаяся Воскресения Словущего. Колокольня и ворота построены в 1832–1834 гг. Этот храм сохранился до нашего времени и является действующим.

Каменную Спасскую церковь начали строить в 1837 г., хотя первоначальный проект был составлен архитектором В.И. Беретти ещё в 1810 г., но из-за финансовых затруднений осуществлен не был. Новым архитектором назначили Ф.И. Руску, который переработал и упростил проект своего предшественника. Работы по возведению монументального здания в неорусском стиле завершились в 1842 г., и долгое время Спасская церковь пользовалась любовью прихожан. К настоящему времени храм сохранился, но в сильно перестроенном виде. С 1936 г. он используется как цех завода «Монументскульптура».

Тот же архитектор Ф.И. Руска в 1850 г. начинает на кладбище строительство другой каменной церкви – во имя Всех Святых, средства на которую выделил петербургский купец П.И. Пономарёв, отчего храм получил второе название – Пономарёвский. Сам Прокопий Иванович Пономарёв был в столице человеком известным – вёл большую торговлю чаем и сахаром. Купец 1-й гильдии, Пономарёв входил в советы многих финансовых организаций и благотворительных обществ. За помощь бедным и финансирование многих полезных начинаний в сфере образования и общественного призрения в 1832 г. он был возведён в дворянское достоинство. В церкви устроен семейный склеп Пономарёвых, где через год похоронили и самого купца-благотворителя.

Небольшой храм в неорусском стиле во многом повторял более раннюю и крупную работу зодчего – церковь Спаса Нерукотворного. Иконостас Всехсвятской церкви был двухъярусный, иконописную работу выполнили художники В.М. Пошехонов и И.А. Денисов. Из ценностей храма историки отмечали чашу для причащения – потир, выполненный из золочёного серебра в виде пшеничного снопа, перевитого лозой винограда. Этот храм не сохранился до настоящего времени, так как его разобрали в 1931 г.

В начале XX столетия, в 1910–1913 гг., на Волковском кладбище сооружают интересную по архитектуре церковь Успения Пресвятой Богородицы. Автором проекта выступил архитектор Л.В. Шмеллинг, но строительство передали епархиальному архитектору А.П. Аплаксину, который переделал проект, изменив фасады здания.

Финансировала работы вдова табачного фабриканта Татьяна Васильевна Колобова, выделив 83,5 тыс. руб. В храме предполагалось разместить фамильный склеп Колобовых, а само пожертвование посвящалось родной сестре вдовы – Анне. К 1913 г. Успенскую церковь построили, но освятили её только в августе 1918 г.

Первоначальный проект архитектора Л.В. Шмеллинга предполагал возведение пятиглавого храма без колокольни в стиле церквей XVII столетия, но А.П. Аплаксин решил полностью поменять фасады здания, использовав выразительные приёмы модного тогда модерна.

Однопрестольный храм покоился на гранитном цоколе и был окрашен в белый цвет. Зодчий сохранил общий стиль церквей XVII в., несколько вытянув главки куполов. Массивные и столь же вытянутые навесы над крыльцами удачно утяжелили общий объём здания, словно предваряя вертикальную направленность всей постройки. Характерной формы окна, огромные, но в то же время лёгкие кресты удачно дополняли архитектуру Успенской церкви. В соответствии с проектом наружные стены храма должны были покрывать росписи на тему «Воскресение мертвых», но по разным причинам эта работа не была сделана. Также остались без живописи и интерьеры Успенской церкви.

В 1929 г. красавец храм закрыли и безжалостно снесли, оставив наш город без редкого памятника архитектуры в стиле модерн.

Церковь Успения Пресвятой Богородицы

Единоверческий, как и старообрядческий участки Волковского кладбища существовали с конца XVIII в.: на Волковом поле старообрядцы появились в 1762–1789 гг. Здесь в небольших избушках они устроили молельню и богадельню. Писатель и государственный деятель Николай Васильевич Варадинов писал: «До 1800 года на Волковом поле стоял деревянный дом с моленной секты поповской; в 1800 году по присоединению некоторых из раскольников этой секты к единоверию дом отдан был им, а оставшиеся в расколе устроили моленную в Апраксином переулке в доме купца Ямщикова». Так на кладбище обосновались единоверцы – те из раскольников, кто признал верховенство официальной Православной Церкви.

В 1801 г. на единоверческом участке появилась Сретенская церковь. Её построили на месте часовни, устроенной раскольниками двумя годами ранее. Новый храм был деревянным, одноэтажным, но покоился на каменном фундаменте. С западной стороны устроили вход с колокольней. Из ценных икон отметим образа: преподобного Авраамия Галичского (1694 г.), Святой Седмицы и Святого Отечества. В основном этот храм использовался для служения панихид и считался домовым при местной богадельне имени Филиппова, размещавшейся в трёхэтажном доме по соседству.

Совершенно другая – Благовещенская церковь, которую заложили 29 июля 1813 г. Храм освящён 25 марта 1816 г. митрополитом Амвросием. Автором постройки стал архитектор В.И. Беретти, хотя первоначальный проект (признанный слишком дорогим) сделал знаменитый архитектор Тома де Томон. В 1835–1836 гг. храм перестроил А.И. Мельников, и в этом виде он сохранялся до 1930-х гг.

Церковь была пятикупольной, с доминированием большого центрального купола. Двухъярусная колокольня располагалась над входом, исполненном в виде массивного куба, пристроенного к основному зданию. Алтарь с иконостасом устроили в виде полукруга, на четырёх углах купола художники изобразили сцены из Святого Евангелия. Первоначально потолок в алтарной части покрасили светло-голубой краской, но позже там появились росписи художника М.С. Пошехонова с изображением события Сошествия Святого Духа. Он же расписал и стены храма. В 1843 г. на средства купца М.А. Леонтьева под колокольней устроили придел, освящённый во имя Пророка Илии. В 1890 г. в храме появился ещё один придел, освящённый в честь Поклонения честным веригам апостола Петра.

Церковь Благовещения на Волковском единоверческом кладбище

Большим почитанием пользовалась местная икона Казанской Божией Матери и «Достойно есть» работы мастеров XVI в. В 1862 г. храм получил серебряный престол, в 1872 г. – серебряную плащаницу с бронзовой сенью работы мастерской художника С.Ф. Верховцева. Ювелирная мастерская его отца Фёдора Андреевича, перешедшая по наследству, была поставщиком Двора Его Императорского Величества и имела весьма солидную репутацию в стране.

Судьба храмов Волковского кладбища нам уже известна. История сохранила имена тех, кто уничтожил всю эту красоту.

Специальная комиссия в составе районного архитектора Парфёнова и инспектора по культуре Кузнецова осмотрела 2 июля 1934 г. Спасский собор и составила акт со следующим заключением: «Содержание двадцаткой церкви неудовлетворительно. Учитывая при этом, что здание церкви ни художественной, ни исторической ценности не представляет, церковь Спаса Нерукотворного закрыть, а здание снести». В августе 1935 г. городские власти утвердили это решение. Незадолго до этого архитектурно-планировочный отдел Ленсовета подготовил проект закрытия Волковского кладбища и превращения его в парк для общественного пользования.


Реклама

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: