Памятник А.А. Ахматовой в Петербурге

Памятник А.А.Ахматовой. Установлен 28 сентября 2006 г. на наб. Робеспьера между домами 12 и 14. Открыт 18 декабря 2006 г. Скульптор Галина Васильевна Додонова, архитектор Владимир Александрович Реппо. Бронза, гранит. Высота статуи300 см, высота постамента 220 см. На лицевом фасаде постамента надпись: «Ахматова»; на тыльном фасаде постамента выбита надпись: «И я молюсь не о себе одной, / А обо всех, кто там стоял со мной / И в лютый холод, и в июльский зной / Под красною ослепшею стеной». На тыльной стороне основания постамента выбита надпись: «Скульптор Г.Додонова, архитектор В.Реппо. Сооружен в 2006 году на средства жителя города Юрия Юрьевича Жорно».

Памятник А.А. Ахматовой в Петербурге

О том, как возникла идея проведения конкурса проектов памятника Ахматовой, сообщила осведомленная пресс-секретарь Комитета по градостроительству и архитектуре: «По словам главного художника города Ивана Уралова, Петербург захлестывает девятый вал подарков от зарубежных меценатов. И это, заметим, на фоне невостребованности местных мастеров. Архитектурное начальство убеждено, что один из навязанных городу презентов — шемякинские сфинксы на набережной Робеспьера — грешит „масштабной, пластической и идейной незавершенностью». Затем один за другим на горизонте возникли еще два данайца: Эрнст Неизвестный и Константин Симун. Оба — с проектами памятников Ахматовой, тоже недвусмысленно привязанными к теме сталинских репрессий. Тогда, чтобы развязать гордиев узел, и было решено поставить Ахматову за сфинксами напротив Крестов (реверанс в сторону ее завещания в „Реквиеме»). За спиной — портик Руска, по правую руку — новый элитный дом, под ногами — крыша не менее элитного гаража со специально предусмотренным основанием, способным нести вес в 40 тонн. При этом часть расходов по сооружению памятника могла быть отнесена на счет общестроительных работ по дому и гаражу» (Безродный Николай . Бронзовая лихорадка настигла Петербург: Долгая история трех будущих памятников // Коммерсант-дейли. 1998. 12 февр. С. 20; цит. по рукописи, любезно предоставленной автором).

Так, с одной стороны, возникла идея городского конкурса, а, с другой стороны, сразу определилось место — крыша подземного гаража около элитного дома на наб. Робеспьера, 12 (арх. Н.Апостол, М.Садовский, Е.Капралова, при участии И.Ноаха и Н.Куликовой) — новая городская площадь, ограниченная Шпалерной улицей и набережной Робеспьера, с видом на тюрьму «Кресты», где решили сконцентрировать объекты, связанные с памятью о сталинских репрессиях («А здесь, где стояла я триста часов / И где для меня не открыли засов»). Распоряжением губернатора № 1301 -р от 25.12.1997 «О проведении открытого конкурса на лучший проект памятника А.А.Ахматовой» определялось, что 1-й тур проводится в дек. 1997 г., а 2-й тур — в I квартале 1998 г. На самом деле конкурс был объявлен 1 дек. 1997 г., и уже через 18 дней скульпторы должны были представить генплан, модель в масштабе 1:10 и скульптурный портрет в натуральную величину. Спешка была призвана исключить из конкурса Э. Неизвестного и К.Симуна, что и произошло (ср. с сообщением Н.И.Поповой, директора музея АААхматовой: « Нам известно, что над памятником Ахматовой работает Эрнст Неизвестный. Замечательный скульптор Симун прислал в музей свои эскизы ных им в 1997 г.; оба несут на себе черты декоративизма и лишены концептуальности, оба явно не годятся для большого памятниках Я обратилась к Уралову с предложением обратить внимание на эти проекты — ответа не последовало» — цит. по статье: Богословская Е.П. На конкурс представлено: 19 Ахматовых, 8 Ушаковых и 8 Тургеневых, неуловимо похожих на главного художника Петербурга // Час пик. 1997. 24 дек. № 188. С. 1). Многие авторы, писавшие о конкурсе, отмечали спешку, в которой он проводился (см., например: Митин Е. Почем памятники для народа? // Смена. 1997. 26 дек.; Леусская Л.Е. Ахматова на крыше… гаража? // Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 11 февр.), а также протестовали — с разными аргументами — против выбранного места. Буквально сразу была написана статья В.В.Иофе «Знать свое место» (дек. 1997 — янв. 1998; см.: Невское время. 1998. 24 янв.) с резким протестом против установки памятника на крыше подземного гаража, рядом с новорусским домом, на набережной Робеспьера, вопреки воле поэта: «Однако памятник на набережной Робеспьера неуместен не только потому, что нарушает завещание поэта и служит украшением крыши подземного гаража (так называемой площади), и тем более не потому, что стоит под „новорусским» домом, что уже отметили многие. В конце концов, этих жильцов, как и любых других, судьба тоже может переселить через реку. Лукавство этого конкурса в том, что ни в одном из проектов не прорисованы шемякинские сфинксы, которые стоят на набережной и должны будут фланкировать памятник поэту, авторы делают вид, что их незамечают. Место задано, а потому они как бы не несут ответственность за тот ансамбль, который образуется при осуществлении проектов. А ансамбль должен получиться примечательный. В жизни Анна Ахматова избежала физического ареста, более того, она стала символом возможности человеческой победы в противостоянии империи зла. В посмертии ей это не удастся. Ордер выписан. Под бдительным присмотром двух мифологических охранников ей будет позволено с уместной трагичностью глядеть через Неву на переполненный ковчег человеческого горя, на сегодняшние Кресты» (Иофе В.В. Знать свое место // Иофе В.В. Новые этюды об оптимизме. СПб., 1998. С. 38). «Трагическая женская фигура на крыше подземного гаража в окружении иномарок, возможно, верная примета нашего времени, но при чем здесь Ахматова?» (Леусская Л.Е. Ахматова на крыше… гаража? // Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 11 февр.).

На конкурс было подано 19 проектов. «Ахматова-комсомолка с котомкой за плечом, Ахматова-домохозяйка с авоськой, Ахматова-курсистка перебирает пальчиками странички, Ахматова-женщина обиженная, но гордая. Ахматова с острова Пасхи. Почему-то во всех моделях сквозит пронзительное чувство жалости авторов к поэтессе. Модель, занявшая первое место, — Ахматова уходит. Бочком и оглядываясь» (Орешкин А. Скульпторы пожалели Ахматову. Каждый по-своему // Смена. 1997. 26 дек.). «Решений на конкурс представлено более чем достаточно: от эдакой Родины-матери до девушки с бусами и странных шумерских изваяний» (Никонова 0. Анна на гараже // Невское время. 1997. 26 дек.). «Одна из фигурок напоминала Родину-мать, другая — куклу Барби, третья — дымковскую игрушку» (Гиндина Е. Предметы не первой необходимости // Вечерний Петербург. 1998. 14 янв.).

По итогам 1 -го тура конкурса первое место занял проект Додоновой и архитекторов И.Котоминой и ВАРеппо (тогда руководителя 4-й мастерской ЛенНИИПроекта), второе — проект В.И.Трояновского, третье — Е.Н.Ротанова. Проект Додоновой один из рецензентов описал так: «Хрупкая фигурка в изысканно-нервном „рубище» застыла на широких ступенях. Проект предусматривает также памятную доску под окнами тюрьмы» (Гиндина Е. Предметы не первой необходимости // Вечерний Петербург. 1998. 14 янв.).

Однако главным предметом дискуссии стала не сама статуя-победительница, а место ее установки, определенное условиями конкурса и почти всеми раскритикованное. Защитник площади у наб. Робеспьера оказался всего один — архитектор В.М.Мельников. В одной из статей (Н.Н.Глен и Е.Ц.Чуковской в «Северной столице», 1998,3-9 авг.) предлагалось поставить памятник у стены тюрьмы, но Мельников доказывал, что наилучшее место — «в сквере, затеянном более 10 лет назад архитектором Гольдгором, естественно расположившим небольшую приневскую площадь между второй очередью Комаровского училища и, как думалось, будущим корпусом Высшей Партийной школы» [Мельников В.М. Новое ожерелье Невы // На дне (Санкт-Петербург). 1998. Окт. № 16 (49). С. 6].

Во 2-й тур были пропущены семь проектов, набравших более половины голосов. При этом по обновленным условиям конкурса скульпторы предлагали модели двух памятников: паркового и для наб. Робеспьера. О выставке проектов памятников Ахматовой и Ф.Ф.Ушакову в ЛОСХе см.: Пирютко Ю. В ожидании памятников // Коммерсантъ (Санкт-Петербург). 1998. 29 окт. С. 13. Во 2-м туре, завершившемся 28 окт. 1998 г., среди парковых вариантов первое место заняли Додонова и архитекторы И.Котомина и Реппо; второе место занял проект скульпторов А.М.Игнатьева (1912 — 1998) и П.П.Игнатьева и архитектора В.Горюнова; на третьем месте оказались Е.Н.Ротанов и архитектор С.П.Одновалов (эскиз этой конкурсной работы — тонированный гипс, высота 20 см — был представлен на персональной выставке Ротанова «Стихия ветра и времени» в Музее городской скульптуры 11 — 30 окт. 2005 г.); объект был запланирован для установки во дворе Фонтанного дома. В конкурсе проектов для наб. Робеспьера первое место заняла Додонова и архитекторы И.Котомина и Реппо, второе место В.И.Трояновский и архитекторы В. и П.Шепета, третье место — Е.Н.Ротанов и архитектор С.П.Одновалов. Об итогах 2-го тура конкурса см.: Вольтская Т. Вполоборота, о печаль…: Завершился второй тур конкурса на лучший памятник Ахматовой // Невское время. 1998. 11 нояб. (о модели Додоновой: «Взгляд встретился с Ахматовой вечно юной, с Ахматовой испуганной, но не подавленной — так пламя свечи колеблется ветром, но не гаснет. Вот-вот, именно свеча, легкая фигурка из царства теней, в трепете обернувшаяся к видению, которое ей открылось»); Мельников В.М. Анна Ахматова и предпоследний крестовый поход // Петербургский час пик. 1998. 25 нояб. № 46. С. 15 (особо отмечен проект К.М.Симуна, предусматривавший установку объекта на крыше «Крестов»; Додонова предложила «станковую скульптуру, которую с двух главных сторон будет просто не видно , а с двух боковых сторон статуя совершенно лишена пространства для „отхода зрителя»»; в статье подробно обсуждалось, в каких точках на крыше гаража можно поставить скульптуру, чтобы она не провалилась). См. также: Аноним. Ахматова и Ушаков навсегда // Петербург на Невском. 1998. Нояб. — дек. № 11 (22). С. 16.

Таким образом, Додонова выиграла сразу два конкурса: на «площадной» и «парковый» памятники. Для площади Ахматова предстала в виде оглянувшейся и превратившейся в соляной столп жены Лота, а для парка Ахматова была сделана лежащей — по рисунку Модильяни, много рисовавшего Ахматову обнаженной. «Опознать в жеманных барышнях Анну Ахматову помогала атрибутика в диапазоне от „ложноклассической шали», „мелких четок» на шее и „незавитой челки» до подарочного томика или авоськи с передачей в руке. Автор занявшего первое место проекта скульптор Галина Додонова, правда, апеллировала к стихотворению „Лотова жена». Но, увы, в данном контексте Лотова жена походила на жену одного из обитателей роскошного дома, у которой за тяжкую провинность отобрали норковую шубу и выставили босую на крышу гаража» (Безродный Николай лихорадка настигла Петербург: Долгая история трех будущих памятников//Коммерсант-дейли. 1998. 12 февр. С. 20).

После того, как конкурс был проведен и победитель выявлен, установкой памятника никто не занимался более пяти лет ввиду отсутствия средств. Скульптор в этот период продолжала работать над фигурой Ахматовой. Наконец, в 2004 г. предприниматель Ю.Ю.Жорно (ООО «Ковчег) решил установить памятник на собственные средства. Причиной стало то, что Жорно сам сидел в «Крестах» и решил посвятить памятник своей матери и всем другим матерям, которые носили передачи узникам этой тюрьмы (поэтому он предлагал на постаменте выбить надпись: «Матерям узников „Крестов»», но это предложение не прошло).

«Сотрудники милиции арестовали на днях одного из руководителей ИЧП „Ковчег» Юрия Жорно, по совместительству (на общественных началах) являющегося помощником заместителя председателя Законодательного собрания Петербурга Виктора Новоселова. Возбуждено уголовное дело по ст. 204 УК России (коммерческий подкуп). Жорно известен как один из главных идеологов захвата территории Московского парка Победы под коммерческое строительство, а также как один из кандидатов в депутаты местного самоуправления. Осенью прошлого года избиратели „прокатили» его на выборах, что не помешало Жорно вновь выставить свою кандидатуру» (Аноним. Арестован помощник депутата // Санкт-Петербургские ведомости. 1998. 11 февр.). В тюрьме Жорно просидел восемь месяцев, после чего был отпущен под подписку о невыезде. Характеристика Жорно Ю.Ю. останется неполной, если не упомянуть, что 26 апр. 1999 г. было организовано покушение на его жизнь: «Неизвестный преступник сбросил бомбу с крыши дома прямо под ноги коммерсанту и сопровождавшим его сотрудникам фирмы Жорно решил заехать в один из принадлежащих ему магазинов на площади Чернышевского . Когда около 20.00 коммерсант в сопровождении своей секретарши и водителя садился в „Мерседес-500″, прогремел мощный взрыв» (Вершов Ю. Коммерсанта караулили на крыше: В северной столице самым веским аргументом по-прежнему остается бомба // Время МН. 1999. 28 апр.); см. также: Аноним. С «Ковчегом» решили «разобраться» // Невское время. 1999. 28 апр.; Бова В. Под «Ковчег» подбросили «адскую машину» // Смена. 1999. 28 апр.; Морозова В. Взрыв у гостиницы «Россия» // Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 28 апр. О профессионализме киллеров свидетельствовала продуманность технологии: преступники сбросили с крыши дома баночку из-под кофе, набитую тротилом и металлическими шариками.

Памятник А.А. Ахматовой в Петербурге

После того, как в 2004 г. Жорно проявил готовность стать спонсором, Общественный совет Санкт-Петербурга сразу одобрил установку памятника Ахматовой (см.: Аноним. Памятник Старовойтовой отклонили // Метро. 2004. 1 нояб. С. 4), и через 11 месяцев было подписано постановление правительства № 1415 от 26 сент. 2005 г. «Об установке памятника Анне Андреевне Ахматовой». Как было указано в постановлении, создание памятника производится на основании результатов открытого конкурса, проведенного в соответствии с распоряжением губернатора № 1301 -р от 25 дек. 1997 г. Предписывалось: 1. Принять в собственность Санкт-Петербурга в качестве дара от Жорно Ю.Ю. памятник Анне Андреевне Ахматовой, выполненный по проекту Додоновой Г.В. и архитектора Реппо В.А. 2. Установить памятник в 2006 г. между д. 12 и 14 по наб. Робеспьера. 3. Финансирование работ, связанных с установкой памятника, осуществляет Жорно Ю.Ю. за счет собственных средств. См. курьезную заметку, появившуюся после подписания постановления правительства: Аноним. Ахматову увековечат у здания ФСБ // Смена. 2005. 29 сент. С. 2 («В следующем году у здания бывшей тюрьмы на Шпалерной ул., где сейчас располагается УФСБ, появится памятник Ахматовой работы скульптора Жорно»). Без упоминания фамилии Жорно о подготовке к установке объекта см.: Золотоносов М. Искусство массового поражения // Город: Петербургский журнал. 2005. № 39. 7 — 13 нояб. С. 20 — 22.

К середине мая 2006 г. статуя была отлита на «Монументскульптуре», а Додонова в своей мастерской занялась исправлением недостатков отливки. Первоначально «Ковчег» хотел открыть объект в День города 27 мая 2006 г., однако администрация Центрального района объявила, что у нее нет средств на благоустройство территории (фонари, газоны, мощение); проблемой благоустройства задержка объяснялась и позже (см.: Золотоносов М. Бронза & политика: плановая вязка // Город: Петербургский журнал. 2006. № 16. 1 — 14 мая. С. 19). Не дожидаясь завершения работ, Жорно вывез памятник на место установки 28 сент. 2006 г., желая поторопить районные власти. После этого дата открытия назначалась неоднократно, но сроки срывались. В конце ноября была назначена очередная дата открытия — 18 дек.

Комментарий к надписи. Четыре стиха из первой части эпилога поэмы «Requiem» (1935 — 1940), выбиты с ошибками. В оригинале текст такой: «И я молюсь не о себе одной, /А обо всех, кто там стоял со мною /И в лютый холод, и в июльский зной / Под красною ослепшею стеною». Упоминание «жителя города Юрия Юрьевича Жорно» — распространенный акт самоувековечивания, к которому склонен спонсор; о Ю.Ю.Жорно (генеральном директоре МЧИП «Ковчег») см. в комментарии к памятному знаку «Вагонетка».

По замыслу скульптора, Ахматова представлена в виде оглянувшейся на «Кресты» и превратившейся в соляной столп жены Лота. Тем самым статуя ассоциируется со стихотворением Ахматовой «Лотова жена» (1924), а миф отсылает к городу Содому и нарушению запрета (см.: Додонова Г. Памятник Ахматовой: размышления скульптора // Нева. 2006. № 10. С. 269 — 270). Однако логично ли считать город Содом метафорой «Крестов»? И какой запрет нарушила Ахматова, какое сакральное она не должна была созерцать, оглянувшись? И действительно ли сама Ахматова превратилась в «соляной столп», т.е. правомерно ли и логично ли отождествлять ее с героиней стихотворения 1924 г.? Художественная логика в данном случае неясна или отсутствует. Что касается самой фигуры, то ее главными достоинствами следует признать узнаваемость и опору скульптора на известную иконографию. Видна связь с портретом работы Н.И.Альтмана 1914 г. (особенно плечи), но в гораздо большей мере — с портретом работы А.М.Зельмановой 1913 г. (практически точно повторен поворот головы влево), который Ю.Молок назвал очень манерным, в стиле артистической моды 1910-х гг. (см.: Молок Ю. «Как в зеркало глядела я тревожно…»: (Этюд к первой главе иконографии Ахматовой) // Ахматовский сборник. Париж, 1989. [Вып.] 1. С. 45), и с фарфоровой статуэткой работы КДанько. Черты лица напоминают также о портрете 1922 г. работы Л.Бруни (см.: Анна Ахматова. Фотобиография. М., 1989. С. 35, 37, 68). Несомненно в фигуре выражен лиризм, который, однако, в этом архитектурном и смысловом контексте совершенно неуместен. Однако и прототипические портреты 1913 — 1922 гг., и четки в левой руке никак не связаны с темой «Крестов», отдают «серебряновечной» манерностью, а если это намек на вторую ахматовскую книгу «Четки» (1914), то и примитивной иллюстративностью. К тому же Ахматовой в пору стояния у «Крестов» в 1938 г. было 49 лет, а статуя изображает ее двадцатипятилетней светской женщиной, автором «Четок», и это абсолютно алогично.

Памятник же в целом убит архитектурным контекстом. Главный фон статуи — классический восьмиколонный портик (казармы лейб-гвардии Кавалергардского полка, архитектор Л.Руска, 1803 — 1806, Шпалерная ул., 41 — 43). На этом фоне фигура кажется несоразмерно мелкой (к коллонаде статуя повернута наиболее узкой, боковой стороной), несомасштабной колоннаде, не говоря уже о стилевом разнобое. Как со стороны Шпалерной ул., так и со стороны набережной фигуру не видно. К тому же портик требует пафосного жеста (как у аникушинского Пушкина на фоне аналогичного восьмиколонного портика Русского музея), а статуя «замкнута», лишена всякого жеста вообще, статична. Теперь видно, что если на постаменте стоит и не совсем станковая скульптура, то вещь очень камерная, нуждающаяся совсем в других условиях подачи и в восприятии с гораздо более близкого расстояния. Представляется излишне высоким постамент, статуя предполагает размещение вообще без постамента, лучше всего на пленэре — так, чтобы быть гораздо ближе к зрителю. Ориентация статуи представляется странной: корпус повернут к пресловутому элитному дому 12, к его мощному фасаду, а голова — к «Крестам», т.е. Ахматова словно шла в элитный дом, но посмотрела влево на запретные «Кресты» и окаменела. Наземные детали подземного гаража и большое количество автотранспорта (памятник стоит на территории наземной автостоянки со шлагбаумом и будкой дежурного) добавляют вульгарности в окружение памятника.

Первую публикаццию об установленном памятнике см.: Золотоносов М. Немного женщин и много машин // Город: Петербургский журнал. 2006. № 44. 4 — 10 дек. С. 20 — 21. По телевидению памятник был впервые показан НТВ-Петербург 6 дек. 2006 г. Фотографию памятника (фотомонтаж на фоне портика Л.Руска) см.: Metro (Санкт-Петербург). 2006. 11 дек. С. 2; о памятнике см.: Смирнова С. Заключенные «Крестов» увидят Ахматову// Новости Петербурга. 2006. 12 — 18 дек. № 48. С. 3; Аноним. На набережной Робеспьера появился памятник Анне Ахматовой // Невское время. 2006. 13 дек. С. 3 («Вместе с архитектором Владимиром Реппо мы подготовили также проект памятного камня со строками „Реквиема», который был бы уместен у входа в следственный изолятор»; «авторская гипсовая модель в ту же величину будет открыта 25 декабря в коридоре „Крестов», ведущем к тюремному храму»); Аноним. Поэты и их памятники // Газета. 2006. 14 дек. С. 26; Аноним. Там, где стояла я триста часов // Утро Петербурга. 2006. 14 дек.; Янкович К. Ахматова снова стоит у «Крестов» // Смена. 2006. 15 дек. С. 2 («Спонсор хотел, чтобы на постаменте появилась надпись: „Матерям узников „Крестов», но Комитет по культуре отверг это предложение», — говорит автор памятника»); Санкт-Петербургские ведомости. 2006. 15 дек. (фото с подписью, оповещающей об открытии 18 дек.).

Об официальном открытии см.: Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2006. № 50. 18 дек. С. 69; Аноним. Памятник с видом на «Кресты» // Metro (СанктПетербург). 2006. 19 дек. С. 2; Аноним. Про памятник Анне Ахматовой // Вечерний Петербург. 2006. 19 дек. С. 2; Безрукова Л. Завещание Анны Ахматовой // Труд. 2006. 19 дек.; Горелик А. В Петербурге выполнили завещание Ахматовой: Поэтессе поставили памятник почти там, где она просила // Комсомольская правда (Санкт-Петербург). 2006. 19 дек. С. 4; Горячева Т. Памятник Ахматовой встал напротив «Крестов» // Российская газета (Санкт-Петербург). 2006. 19 дек. С. 1; Олькина М. Анну Ахматову увековечили… // Коммерсанта СанктПетербург. 2006. 19 дек. С. 11; Отюгова Т. Как слезы струится подтаявший снег… // Санкт-Петербургские ведомости. 2006. 19 дек.; Шергина Н. «Здесь, где стояла я…»: Вокруг нового памятника Ахматовой разгорелись сразу несколько скандалов // Новые Известия. 2006. 19 дек. С. 5 (материал содержит фактические ошибки; определенный интерес представляет сообщение о работе С.М.Асташевой: «Городской конкурс на этот памятник действительно выиграла скульптор Галина Додонова. Однако вскоре выяснилось, что некоторые члены жюри творческого конкурса не видели еще один макет, который представила скульптор Светлана Асташева. При этом, по словам Асташевой, когда члены комиссии увидели ее проект уже после того, как решение было принято, они искренне удивились, почему же он не принимал участия в конкурсе»); Аноним. Чтобы помнили // Литературная газета. 2006. 20 — 26 дек. № 51. С. 1 (фото с подписью); Аноним. Ахматова встала у «Крестов» // Гудок. 2006. 22 дек., Арпишкин Ю. Завещание Ахматовой исполнили как умели // Московские новости. 2006. 22 — 28 дек. № 49. С. 3 (материал содержит фактические ошибки, внимания заслуживает замечание: «Ахматова же смотрится странновато. Фигура праздногуляющей молодой дамы в летнем платье, кокетливо обернувшейся к речке»); Аноним. Памятник Анне Ахматовой открыт напротив Крестов // Петербургская тема. 2006. Дек. № 3 («„Внутреннее, скрытое от посторонних глаз страдание я пыталась выразить в ее тонкой и хрупкой фигуре, в напряженном повороте головы — она оглядывается на Кресты», — так описала свой замысел автор памятника»); Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2006. № 51. 25 дек. С. 5; Кузнецова Е. «Анна на гаражах» // Недвижимость и строительство Петербурга. 2006. 25 дек. — 15 янв. № 50. С. 14; Аноним. В Петербурге открылся памятник Анне Ахматовой // Город: Петербургский журнал. 2006. № 47. 25 дек. — 2007. 21 янв. С. 19 («Владимир Реппо считает, что эта площадь, пока еще безымянная, должна получить название Ахматовская»); Аноним. Бронзовый «Реквием» напротив «Крестов» //Аргументы и факты (Петербург). 2006. Дек. № 51. С. 2; Дорофеев А. Напротив «Крестов» // Литературная Россия. 2006. 27 дек. № 52. С. 1; Аноним. «Кресты» увидели Ахматову // Строительная газета. 2007. 11 янв. № 2. С. 17; Гончарова М. Свежие визуальные сигналы // Петербург на Невском. 2007. Сент. № 9. С. 8; Арсеньева 3. Ну вот. Красуйся, град Петра // Вечерний Петербург. 2007, 23 нояб. С. 6 — 7.

Оригинал статуи (гипс) вследствие странного желания скульптора был установлен во внутреннем помещении тюрьмы «Кресты» (официальное открытие 26 дек. 2006 г., см.: Пироговский А. Психическим в «Крестах» будет комфортно // Вечерний Петербург. 2006. 27 дек.). О другом случае попадания Ахматовой в криминальный контекст см. в примеч. 180 к вступит, статье в наст. изд.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о Петербурге: климат, экскурсии, учёба, интересные места
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: