Памятник Александру Невскому в Петербурге на площади Александра Невского

Памятник Александру Невскому. Открыт 9 мая 2002 г. Установлен на площади Александра Невского. Скульпторы Валентин Григорьевич Козенюк (1938 — 1997), Александр Анатольевич Пальмин, при участии Альберта Серафимовича Маркина, архитектор Владимир Васильевич Попов. Бронза, гранит. Высота фигуры 510 см, высота постамента 500 см. По фризу гранитного постамента славянской вязью высечены слова: «Святый благоверный великий княже Александре, храни град святого Петра в 300-летие города. Балтийская строительная компания БСК <логотип>». На подкове на правом переднем копыте коня также отлит логотип «БСК». На лицевой стороне постамента высечен восьмиконечный православный крест; на боковых сторонах постамента укреплены барельефы; перед постаментом установлена бронзовая доска, стилизованная под свиток (примерно 100×200 см), с четырехконечным крестом и надписью: «Святому благоверному великому князю Александру Невскому. 2002 год».

Памятник Александру Невскому в Петербурге на площади Александра Невского

На начальных этапах работы в авторский коллектив входил архитектор Геннадий Степанович Пейчев; в 2000 г. от участия и авторства отказался (что он подтвердил в беседе с автором 20 мая 2006 г.). Памятник открыли на одноименной площади у одноименной Лавры и одноименной станции метро, в конце одноименного проспекта. Тавтология сразу напоминает о памятнике Ленину на площади Ленина у станции метро «Площадь Ленина» ордена Ленина ленинградского метрополитена им. Ленина. Теперь функцию Ленина в топонимике и символике выполняет Александр Невский — сразу и православный святой, и русский военный герой, и символ допетровской Руси, и борец с латинским Западом. Дополнительно следует заметить, что памятник открыт в День Победы в войне 1941 — 1945 гг. и реализует идеологическую программу, намеченную еще Сталиным в речи на параде Красной армии 7 нояб. 1941 г.

Первые эскизы памятника Александру Невскому по проекту В.Г.Козенюка и Г.С.Пейчева были показаны на выставке в Музее городской скульптуры и в Доме архитектора еще в янв. 1975 г. (Гиндина Е. Об увековечении «солнца земли Русской» // Вечерний Петербург. 1999. 1 окт.; Мельников В. Пятый всадник // МК в Питере. 2001. 31 окт. — 7 нояб. № 44. С. 12). В 1985 г. эта модель была переведена в бронзу и предложена для увеличения и установки к 40-летию Победы, но проект обкомом КПСС одобрен не был (Мельников В. Указ. соч.). В 1987 г. бронзовая отливка и «бюст в натуру» участвовали в конкурсе проектов мемориала в Усть-Ижоре, причем в 1990 г. бюст был установлен в Пушкине около Софийского собора, а авторская копия — в селе Кобылье Городище Гдовского района Псковской области у храма Михаила Архангела.

Открытый конкурс проектов памятника Александру Невскому для площади Александра Невского был проведен в июле 1990 г. в соответствии с решением исполкома Ленгорсовета № 133 от 27 февр. 1989 г. Первое место занял проект скульптора Б.Н.Никанорова (1928 — 1992) и архитекторов С.Ш.Валеева и И.И.Эфендиевой, второе — скульптора В.Г.Козенюка (1938 — 1997) и архитектора Г.С.Пейчева, третье — скульпторов В.Э.Горевого и С.А.Кубасова (1945 — 2004) и архитектора В.Б.Бухаева (о первом туре см.: Степанова И. Каким будет памятник // Вечерний Ленинград. 1990. 10 июля; Барашков М. Александр восседающий, Александр благословляющий//Смена. 1990. 1 авг.; Самусенко С. Образ святого// Вечерний Ленинград. 1990. 23 авг.) После первого тура конкурса было решено, что ни один из проектов нельзя рекомендовать к реализации и потому состоится второй тур конкурса, в котором примут участие шесть творческих коллективов, занявших призовые места. Однако затем о памятнике забыли, и только через шесть лет его установка была подтверждена распоряжением мэра № 268-р от 28.03.1996 «О сооружении в Санкт-Петербурге памятников» (приложение 1). 6 мая 1997 г. появилось распоряжение губернатора № 397-р «О проведении второго тура конкурса на лучший проект памятника святому князю Александру Невскому». В нем говорилось, что в связи с предстоящей в 1998 г. установкой памятника необходимо подготовить условия второго тура конкурса и провести его в 1997 г. с привлечением творческих коллективов — победителей первого тура. В приложении к распоряжению были перечислены члены жюри: В.А.Яковлев, председатель, ОАХарченко, И.Г.Уралов, А.Г.Дема, А.С.Чаркин, М.Б.Пиотровский, ректор Санкт-Петербургской художественно-промышленной академии А.Ю.Талащук и еще четыре человека.

Слухи о том, что продолжение конкурса вскоре состоится, появились уже в конце 1996 г. (см.: Гиндина Е. Князь призывающий, князь восседающий… // Вечерний Петербург. 1996. 6 нояб.; статья содержит фактические ошибки, например, Б.Н.Никаноров назван Б.Н.Никифоровой). В результате второй тур прошел через семь (!) лет после первого, 5 — 13 июня 1997 г. В этом втором туре (Б.Н.Никанорова уже не было в живых), действительно, участвовали все три проекта, занявшие три первых места. 7 голосов было подано за проект Козенюка, 1 — за проект Горевого и Кубасова, 1 — за проект Никанорова, 2 голоса были за новый конкурс (об итогах второго тура см.: Трефилов Ю. Каким будет памятник Александру Невскому? // Санкт-Петербургские ведомости. 1997. 24 июня; в статье указано, что «Козенюк получил право на дальнейшую разработку своего памятника»). Видно, что ситуация изменилась, и это связано со смертью МХАникушина (18 мая 1997 г.): есть мнение, что Никаноров был протеже Михаила Константиновича. С начала июля 1997 г. в Комитете по градостроительству и архитектуре были выставлены два варианта памятника, предложенных Козенюком: воин (с копьем) и «святой» без копья, но «с рукой, простертой в сторону. Пальцы сложены так, будто он собрался креститься. Однако сам жест еще не делает человека святым <…>Внимательные наблюдатели смогли заметить, что Александр Невский сложил не три, а два пальца, и выразили опасение, что этот факт может стать поводом для конфликта православной церкви и староверов» (Орешкин А. Александр Невский без нимба, но с копьем // Смена. 1997. 16 июля). В этой же статье указывалось, что выставка вариантов памятника общественного интереса не вызвала, в книге для отзывов всего около 30 записей. Чуть более оптимистично описывало ситуацию «Невское время», хотя и здесь было отмечено противостояние мнений, отразившееся в записях в книге отзывов: «Одним памятник кажется слишком традиционным — еще один всадник с простертой рукой. Другим не хватает смирения и святости <…>» (Никонова 0. Святой на бронзовом коне // Невское время. 1997. 17 июля). С резкой критикой проекта памятника выступил архитектор В.М.Мельников. Назвав памятник неудачной стилизацией-заимствованием, Мельников определил его в итоге как карикатуру: «Торс, шея, голова — изображены плоско, симметрично <…>» (Мельников В. Эка эклектика!.. // Невское время. 1997. 2 авг.; см. также статью: Мельников В. Заказной конкурс // Современное строительство. 1997. 28 июля — 3 авг. № 21). «Загораживая визуально вход в Лавру со стороны Староневского проспекта и останавливая, концентрируя внимание прохожего на телесном изображении, мы как бы не пускаем его дальше: зритель достигает святого благоверного князя еще на подступах к Лавре и получает верную информацию о нем. Но это иллюзия. <…>Небесная субстанция <…>никогда не приблизится к идолу <…>Мы кощунствуем, когда пытаемся создать светский эквивалент тому, что должно учить и звать нас к небесной радости <…>» (Мельников В. Каким должен быть монумент святому князю? // Час пик. 1997. 10 окт. № 132. С. 14). Мельников предложил, вопервых, установить памятник по оси моста, а, во-вторых, увеличить скульптуру «Русский витязь» (1851, Русский музей) П.К.Клодта и, посвятив ее Александру Невскому, поставить лицом к мосту Александра Невского [это предложение см. также в статье: Мельников В. Кто же на ны?.. // На дне (СанктПетербург). 1999. Авг. № 16 (69). С. 11].

Через пять месяцев после второго тура конкурса умер Козенюк, и работу над реализацией проекта продолжил авторский коллектив, назначенный Козенюком в завещании: скульптор ААПальмин (ученик Козенюка), архитекторы Г.С.Пейчев и В.В.Попов и искусствовед Н.Г.Коршунова, вдова Козенюка. По версии Н.Г.Коршуновой, Пальмин именно вследствие своей неопытности и отсутствия самостоятельных художественных идей показался Козенюку оптимальным вариантом: сохранит идею памятника, не станет делать свой монумент (факт, сообщенный Н.Г.Коршуновой в беседе с автором в нояб. 2001 г.). В 1999 г., после того, как был найден инвестор [Балтийская строительная компания; о ней см.: Родиченко Н. Реконструкция, породившая монополиста // Дело (Санкт-Петербург). 2002. 22 июля. № 27. С. 6], губернатор Петербурга В.А.Яковлев 22 марта 1999 г. подписал распоряжение № 277-р «Об установке в Санкт-Петербурге памятника Александру Невскому» по проекту Козенюка и архитектора Г.С.Пейчева. Памятник планировалось установить перед Лаврой в 2000 г. Именно в это время к установке памятника подключились реакционные клерикальные круги: «В офисе Балтийской строительной компании <…>по инициативе ее руководства состоялась встреча генерального директора компании Игоря Найвальта с председателем Православно-патриотического движения „Александр Невский» В.Улыбиным. На встрече обсуждались вопросы, связанные с установкой памятника святому благоверному великому князю Александру Невскому на одноименной площади в центре Санкт-Петербурга, перед Лаврой. Стороны пришли к единому мнению о необходимости тесного взаимодействия в этом важном деле. Вот уже несколько лет как все готово к установке памятника, однако недостаток средств в ГОродской казне до сих пор не позволяет установить статую. По общему мнению горожан, такое положение становится нетерпимым. Возможно, теперь, когда к решению этой проблемы подключилась православная общественность, вопрос удастся сдвинуть с мертвой точки» [(Аноним. Памятник святому воину // Русь православная. 1999. № 3 (21)].

После выхода распоряжения № 277-р 15 апр. 1999 г. был заложен и освящен камень на месте будущего памятника (Трефилов Ю. Небесному покровителю города // Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 16 апр.; Аноним. «Заступнику земли русской» // Невское время. 1999. 16 апр.; Янкевич А. Александр Невский доскачет до города к новому веку // Смена. 1999. 16 апр.; Пипия Б. Великому заступнику земли русской // Независимая газета. 1999. 27 апр. Приложение: НГ-регионы. № 8. Апр. С. 14), и все стали ожидать быстрого открытия памятника: сначала 12 сент. 1999 г. (Янкевич А. Указ. статья), затем в конце дек. 1999 г., потом к 2000-летию христианства (Трефилов Ю. Указ. статья), а вскоре срок предполагаемого открытия сместился на апр. 2000 г., и эта дата указывалась во многих публикациях (Трефилов Ю. В честь Александра Невского // Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 7 мая; Гиндина Е. Об увековечении «солнца земли Русской» // Вечерний Петербург. 1999. 1 окт.; Г<индина> Е. Святой князь-примиритель // Вечерний Петербург. 1999. 23 нояб.).

При увеличении (по точкам) бронзовой модели статуи (105x70x40 см), выполненной еще самим Козенюком, в четыре раза обнаружилось, что конь слишком мелкий и не соответствует по пропорциям всаднику, постаменту и всей концепции гигантского военно-парадного монумента (это обстоятельство было отмечено в статье: Орешкин А. Не видать нам Александра Невского без лошади // Смена. 1999. 23 нояб.). Впрочем, в тот же день появилась статья, в которой о недостатках не говорилось ни слова, напротив, 5-метровая модель конной статуи в мягком материале оценивалась необычайно высоко: «Представители духовенства и кавалеры ордена Александра Невского единодушно одобрили как художественные достоинства памятника, так и место, выбранное для его установки» (Леусская Л.Е. «…Побеждая, был непобедим» // Санкт-Петербургские ведомости. 1999. 23 нояб.).

По сообщению скульптора А.А.Пальмина (в беседе с автором в янв. 2002 г.), причина явной неудачи заключалась в том, что конь в модели Козенюка и был задуман как декоративный, а не академически-натуралистичный, откуда и его уменьшенный размер; к тому же и голова у коня была слишком сильно запрокинута назад, а хвост был сделан более коротким, чем это положено. На модели всего этого якобы не было видно, а при увеличении в четыре раза проявилось, что было осознано Градостроительным советом как серьезный недостаток. А.Г.Дема, хорошо знавший Козенюка, тоже сообщил автору в февр. 2003 г., что уменьшенный размер коня входил в исходный замысел скульптора, причем, всадник, по замыслу скульптора, как бы выезжал из ворот Лавры и потому в проекте к воротам был придвинут очень близко, конь же был сделан декоративно-мелким, чтобы всадник на коне вписывался в низкую арку. Существует также мнение, что с ошибками было сделано увеличение, однако это маловероятно.

В результате Градостроительный совет, не согласившийся с замыслом Козенюка, уже на этой стадии потребовал привести коня к пропорциям натуралистичного, т.е. гораздо более крупного и массивного. На совете памятник обсуждался многократно, давались рекомендации, предлагались поправки, семь раз специалисты выезжали на место. Работа протекала долго и трудно. Наконец, по предложению А.С.Маркина, принявшего на себя руководство завершением работ (см.: Альберт Чаркин. Жизнь в искусстве. СПб., 2002. С. 148), в февр. 2000 г. памятник, уже переведенный в гипс в натуральный размер, стали дорабатывать прямо на заводе «Монументскульптура», пытаясь исправить пропорции и монументализировать коня, но это не дало позитивного эффекта [см.: Орешкин А. Александру Невскому прописали электрошок // Смена. 2000. 24 февр. (названа дата открытия: 9 мая 2000 г.); Аноним. Александр Невский к Дню Победы // Коммерсантъ (Санкт-Петербург). 2000. 24 февр. С. 15 (названа дата открытия — к 9 мая 2000 г.); Орешкин А. Не великий князь, так хоть капуста: Установка памятника Александру Невскому откладывается // Смена. 2000. 16 марта (указано, что губернатор просил установить объект к 9 мая, но он поставлен не будет); Гиндина Е. По княжьему веленью // Вечерний Петербург. 2000. 18 марта (названа дата открытия: 12 сент. 2000 г.)]. В частности, в процессе исправительных работ брюхо и зад коня разъединили по шву, сделали вставку (не менее 20 см), удлиннили хвост, исправили положение головы (потому что, как отметила Е.Гиндина, Градостроительный совет рекомендовал «устранить ряд недостатков» в части пропорций и анатомии коня). Памятник Александру Невскому в Петербурге на площади Александра Невского

В конце февр. 2000 г. Градостроительный совет согласовал осевой вариант установки памятника и постамент работы В.В.Попова (см.: Аноним. Александр Невский воплотится в бронзе // Вечерний Петербург. 2000. 25 февр.; указана дата открытия: 8 мая 2000 г.). Однако с самой конной фигурой ситуация продолжала оставаться напряженной и осознавалась как неблагополучная, что подтвердил главный художник города И.Г.Уралов: 13 марта 2000 г., сказал он, «Градостроительный совет ознакомился с ходом работ и пришел к единогласному выводу, что к 8 мая соединить отдельные элементы в единое целое не представляется возможным» (слова И.Г.Уралова цит. по статье: Бойко О. Как установить памятник, которого пока нет // Невское время. 2000. 18 марта). Слова Уралова цитировал и А.Орешкин: «И вот в минувший вторник < 14 марта 2000 г.> Иван Уралов, курирующий работу скульпторов, докладывает: члены градостроительного совета посмотрели работу и убедились, что ЭТОГО ставить на улицу нельзя» (Орешкин А. Не великий князь, так хоть капуста: Установка памятника Александру Невскому откладывается // Смена. 2000. 16 марта). Поддержку проект конного монумента получил в статье: Измайлова И. Пятый всадник: Почему князя Александра Невского пытаются ссадить с коня? // Культура. 2000. 30 марта — 5 апр. № 12. С. 7. Негативные оценки объект в это время получил в статьях искусствоведов, опубликованных в «Петербургском часе пик». «Большинство работ Чаркина — реплики и „доделки» скульптур других мастеров. <…>Очевидно, что конный памятник только усилит „московский» характер места, завершив собой живописно-какофонический ансамбль. Тем более, что монумент Козенюка — Чаркина почти буквально цитирует позы и жесты московского памятника Юрию Долгорукому. Правда, в Петербурге повелевающий взмах руки князя становится жестом регулировщика <…>» (Фролов В.В. Александр Невский в виде Черкасова — меньшее зло, чем он же в виде Юрия Долгорукого // Петербургский час пик. 2000. 17-2 3 мая. № 19. С. 4). Другой автор, ДАЛанин, был столь же четок в своей негативной оценке (Ланин Д.А. Ленинская идея монументальной пропаганды живет и побеждает // Там же). В других публикациях этого периода проекты Козенюка и Горевого просто сопоставлялись, фиксировалась острая конкуренция (Ерофеев А. Александр Невский против Александра Невского // Экономика и время. 2000. 10 июля. № 26. С. 10).

В последний раз 12 сент. 2000 г. как вероятная дата открытия упоминалась в материале: Трефилов Ю. Священной памяти покровителя Петербурга // Санкт-Петербургские ведомости. 2000. 9 июня («Вчера <…>приступили к последним увеличительным работам над моделью памятника»; здесь же упоминался постамент из розового гранита). Однако 12 сент. памятник открыт не был, что зафиксировано в статье: Гиндина Е. Образ мощный иль убогий… // Вечерний Петербург. 2000. 13 сент. (указано, что памятник находится в стадии доработки по гипсу, причем, отныне никаких сроков открытия монумента официально назначаться не будет). Правда, 12 сент. 2000 г., чтобы как-то отметить этот день, в основание будущего памятника была заложена капсула с землей с места Невской битвы (Аноним. День памяти небесного покровителя // Санкт-Петербургские ведомости. 2000. 14 сент.). А в самом конце 2000 г. появился восторженный отчет о завершении работы над гипсовой моделью, которую проделала бригада во главе с Чаркиным, и о готовности представить переделанную модель губернатору и художественному совету; датой открытия было названо 27 мая 2001 г. (Трефилов Ю. Покровителю Петербурга // Санкт-Петербургские ведомости. 2000. 30 дек. С. 20). 17 янв. 2001 г. модель осмотрел губернатор В.А.Яковлев, всем остался доволен, преданный Чаркину автор опубликовал восторженно-патриотическое описание гипсовой модели (Трефилов Ю. Воину, оборонившему Русь // Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 19 янв.). Кстати, губернатор регулярно посещал завод «Монументскульптура» — в очередной раз это случилось 18 дек. 2001 г., когда «был сварен для литья первый ковш бронзы». С этим был связан сложный ритуал: сначала первый ковш освятили, во всем принимал участие ВАЯковлев (Трефилов Ю. Покровителю северной столицы // Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 19 дек.). См. также: Панченко Л. Коня мне // Невское время. 2001. 20 дек.; в статье также был описан ритуал освящения и путано описана история с «неформатным» конем: «<…> Не так давно князю предложили другого коня, который своим форматом скорее напоминал пони. <…>Стремена седока, если его водрузить на предложенного коня, располагались бы у самой земли».

В это время противники установки памятника выступали в печати, уже не веря, что смогут помешать его установке (см.: Мельников В. Пятый всадник // МК в Питере. 2001. 31 окт. — 7 нояб. №44. С. 12; Золотоносов М. «Русский Зигфрид» //Дело (Санкт-Петербург). 2001. 26 нояб. № 44. С. 6). В янв. 2002 г. скульптор Пальмин сообщил автору, что открытие может состояться в мае 2002 г. (см.: Золотоносов М. Похабник Барков — в прошлом Ленин // Московские новости. 2002. 16 — 22 апр. № 15. С. 23). Естественно, неудачи, мучительность работы и подключение Чаркина актуализировали старинное противостояние Академии художеств и училища им. В.И.Мухиной, поскольку Козенюк был выпускником «Мухи» и профессором кафедры архитектурно-декоративной пластики этого учебного заведения. Представители же академического института живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е.Репина в неудачах увидели закономерность: «Муха» дает плохое образование, крупные памятники могут ставить только «академики», а выпускники «Мухи» годятся лишь для создания мелких декоративных изделий. 17 апр. 2002 г. главный художник города И.Г.Уралов сказал в интервью Л.Леусской, сотруднику «СанктПетербургских ведомостей»: «Все, кто причастен к этой работе, не воспринимают критику членов худсовета. Я уже не верю, что это будет удачное произведение. Думаю, городу предстоит сказать свое слово, если на рассмотрении памятника Градсоветом на „Монументскульптуре» мы не увидим достойных Петербурга результатов» (эти слова в опубликованный в газете текст беседы не вошли; см.: Железный поток: [Беседа главного художника И.Г.Уралова с Л.Леусской] // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 24 апр.).

Давление на власти с тем, чтобы памятник в любом виде был как можно скорее открыт, проявилось в статье бизнесмена ЮАЗорина, президента ассоциации «Клуб „Невский проспект»», названной «Александр Невский и Петр Великий». В статье указывалось на идеологическую равнозначность для города обоих героев, в частности, отсутствие фанатичного антирусского западничества в деятельности и убеждениях Петра, по каковой причине он и приказал перенести мощи Невского из Владимира в Петербург. Образ Невского, утверждал автор, был для Петра «примером и источником вдохновения», откуда особая роль памятника Александру Невскому в новой системе идеологической символики, призванной возродить духовность народа. В завершение предлагалось «возродить традицию ежегодного крестного хода или торжественного марша по Невскому проспекту от Исаакиевского собора к Александро-Невской лавре…» (см.: Зорин Ю.А. Александр Невский и Петр Великий: Размышления в преддверии юбилея города // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 20 апр. С. 3). 22 апр. 2002 г. Градостроительный совет на выездном заседании (на заводе «Монументскульптура») памятник согласовал, рекомендовав к установке, — несмотря на очевидное художественное убожество в целом и многочисленные мелкие ошибки (говорили, например, о том, что у фигуры князя слишком мелкая голова, что правая рука непропорционально короткая, что у лошади уши торчат, как рога). «<…> Эксперты говорили в основном о том, как за оставшиеся две недели <…>с помощью чеканки и патинирования сгладить пластические и даже анатомические (!) дефекты статуи» (Лихачева Л.Н. Потеря качества при выигрыше темпа // Город: Петербургский журнал. 2002. № 18/19 (2). 29 апр. С. 7). Впрочем, появился и оптимистичный материал, в котором уверенно сообщалось, что на площади начат монтаж памятника, открытие намечено на 9 мая 2002 г., и «в ближайшие дни отлитый в бронзе конный монумент будет доработан с помощью чеканки и патинирования» (Аноним. Монумент учителя и ученика // Невское время. 2002. 30 апр.). См. также: Косицкая Н. Александр Невский готов встать // Комсомольская правда (СанктПетербург). 2002. 30 апр. С. 7 (на заводе «Монументскульптура» начался монтаж памятника).

Статичный конный монумент, раздражающий тупым патриотизмом (ср.: «<…> Голова галла в бронзе — романтическое произведение гигантских размеров, раздражавшее своим тупым патриотизмом» — Золя Э. Творчество // Золя Э. Собр. соч.: В 26 т. М., 1963. Т. 11. С. 362), изображает князя, выехавшего из ворот Лавры на Невский пр. и привставшего в стременах. Вытянутая рука фигуры и место установки — в самой гуще транспортных потоков — обусловили народные названия: «Регулировщик» (см.: Собакин Л. За что Максима Горького обозвали «самцом» // Смена. 2002. 22 мая. С. 7), «Конь под регулировщиком» (эти названия было нетрудно предвидеть; ср.: «<…> Повелевающий взмах руки князя становится жестом регулировщика, указывающего потоку автомобилей, куда ехать» — Фролов В.В. Паноптикум эпохи Яковлева: Традиции монументальной скульптуры в Петербурге // Петербург на Невском. 2001. Нояб. — дек. № 11 (58). С. 13). Не исключено, что автор, работая над моделью, испытал сильное влияние памятника Юрию Долгорукому в Москве (1947, скульпторы С.М.Орлов, А.П.Антропов, Н.Л.Штамм, архитектор С.В.Андреев), известного конного памятника Жанне д’Арк (1874) в Париже на площади Пирамид работы Эммануэля Фремье (Fre’miet), а также ряда других конных монументов. Скажем, статика композиции могла перейти от статуи Марка Аврелия в Риме или памятника Петру I (1744) работы Б.К.Растрелли в Петербурге. Привставший в стременах всадник — от статуи Коллеони (XV в., Венеция) работы А.Вероккьо (см. указание на заимствования из памятников Фремье и Вероккьо в материале, появившемся вскоре после подведения итогов второго тура конкурса: Мельников В. Эка эклектика!.. // Невское время. 1997. 2 авг.). Возможно, конь скопирован с иконы XVIII в. из собрания И.А.Шляпкина, на которой Александр Невский изображен на коне (см.: Шляпкин И.А. Иконография св. благоверного великого князя Александра Невского. Пг., 1915, цветная вклейка), а, может быть, и с уже 366 БРОНЗОВЫЙ ВЕК упомянутого памятника Б.К.Растрелли. Постамент представляет собой усеченную пирамиду, установленную на высоком стилобате, содержит безвкусные и избыточные украшения, свидетельствующие о «кичевом» стремлении архитектора сделать красиво. В оформлении постамента слишком много православных крестов. Сравнение с первыми четырьмя петербургскими всадниками (два Петра I, Николай I и Александр III) пятый однозначно проигрывает. Фигура в специальном смысле никакая. Это закономерный итог коллективных усилий, того «бригадного метода», который считался идеальным в соцреализме (Деготь Е. Русское искусство XX века. М., 2000. С. 141). Отсюда усредненный стиль, вобравший в себя пластические мотивы и штампы всех сортов и переработавший их всех именно в кич. Как выразилась на обсуждении 22 апр. 2002 г. ТАСлавина, член Градостроительного совета, президент ассоциации исследователей Санкт-Петербурга, памятник — смесь иконоподобия, обобщения форм и академизма. Очевидно, что сугубый декоративизм исходной модели Козенюка, явно не подходящий для гигантского монумента, смешался с академическими устремлениями доработчиков и их же неумением создать, уже в большом размере, коня натуралистической формы и размера. Памятник получился в итоге очень статичным, он напоминает гигантского оловянного солдатика, лишенного и намека на динамику; у него некрасивый тыл (особенно неудачен хвост), обращенный к надвратной церкви, а в протянутой правой руке князя нетрудно увидеть руку, характерную для стандартных ленинских истуканов. «<…> Изваяние производит впечатление исключительной, гнетущей, беспросветной фальши <…>Памятник напоминает гипертрофированного игрушечного пластмассового солдатика <…>» (Саблин И. Монументальные пустоты // Петербургский час пик. 2002. 15-2 1 мая. № 20. С. 15). «Вероятно, спешка отчасти объясняет то, почему шестой (ошибка автора — М.З.) в истории Петербурга конь под бронзовым седоком, символизирующий Россию, не вылеплен в обычном, ремесленном смысле этого слова. Ведь великолепная пятерка верховых лошадей до этого, шестого, лепилась с натуры, со множеством графических и пластических эскизов. Даже клички позировавших коней <…>хранятся историей. А вот прообраз, с которого сваяно данное „троянское млекопитающее», вероятнее всего можно найти на страницах книги „Пособие для начинающих художников» в разделе „Анатомия животных»» (Мельников В.М. Из зависти к Москве // Новая газета. 2002. 20 — 22 мая. № 35. С. 14). Памятник следует традиции изображать Александра Невского в рыцарских доспехах на коне (см., например, народную картинку в кн.: Рункевич С.Г. Александро-Невская лавра: 1713- 1913. СПб., 1913. С. 271), но если на народной картинке князь изображен в великокняжеской меховой шапке, то на князе памятника рыцарские доспехи явно скопированы с триптиха П.Д. Корина, где Александр представляет собой «русского Зигфрида». Различные элементы скульптуры, действительно, относятся к различным традициям, источникам, стилям, что тоже характерно для кича. «В эскизе Валентина Козенюка, с которого лепили памятник, всадник, конечно, тоже выглядит неким нерусским милитаристом, но в целом композиция гораздо цельнее и сильнее, чем то, что мы увидели на площади <…>» (Мельников В.М. Из зависти к Москве // Новая газета. 2002. 20 — 22 мая. № 35. С. 14; см. также: Он же. Красную площадь — Петербургу// На дне (Санкт-Петербург). 2001. 1 — 15 июня. № 11. С. 8). Явно избыточен бронзовый свиток с надписью, установленный перед памятником. Помимо аббревиатуры «БСК» («Балтийская строительная компания»), высеченной на гранитном постаменте, а также отлитой на подкове (об этом см.: Саблин И. Монументальные пустоты // Петербургский час пик. 2002. 15-2 1 мая. № 20. С. 15; Костюковский В.В. Памятники на память… о спонсорах // Новые Известия. 2002. 16 мая. С. 1, 5; Золотоносов М. Фирменный знак на копыте // Московские новости, 2002. 19-2 5 нояб. № 45. С. 2, здесь же опубликована и фотография копыта с аббревиатурой; Сабанцев Ю. Святой агент // Известия. 2003. 22 сент. С. 16), на копье, которое князь держит в руке, насажен вымпел все той же БСК, и это тоже верные приметы кича. «Коробит и раскняживающее седока бронзовое древко с голубеньким тряпичным флагом, украшенным аж двумя „гербами» — дважды повторенным логотипом строительной компании <…>» (Мельников В.М. Из зависти к Москве // Новая газета. 2002. 20 — 22 мая. № 35. С. 14; об этом флаге «БСК» см. также: Горшкова О. Александр Невский шел в бой за «БСК» // Смена. 2004. 19 мая. С. 2). О предстоящем открытии см.: Аноним. На очереди — Александр Невский и женщины — воины ПВО // Город: Петербургский журнал. 2002. № 18/19 (2). 29 апр. С. 11. О начале монтажа памятника см.: Аноним. Монумент учителя и ученика // Невское время. 2002. 30 апр. О доставке бронзового изваяния с завода «Монументскульптура» в ночь с 5 на 6 мая см.: Глазков А. Александр Невский будет смотреть на «Москву»: Вчера на Троицкой (так! — М.З.) площади началась установка самого главного памятника последних десятилетий // Смена. 2002. 7 мая; Миронов А. Пятый всадник: В городе появился памятник небесному покровителю // Вечерний Петербург. 2002. 7 мая; Самгин Клим. Князь скачет на «Москву» // Коммерсанты Санкт-Петербург. 2002. 7 мая. С. 12; Трефилов Ю. Александр Невский прибыл на площадь Александра Невского // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 7 мая. С. 7; Филимонов А. Ехал по ночному Питеру Александр Невский // Парламентская газета. 2002. 7 мая; Аноним. Готовность № 1 // Невское время. 2002. 8 мая; Аноним. Победа нашей памяти // Метро (Санкт-Петербург). 2002. 8 мая.

Церковь рассматривала памятник как «религиозный объект», не случайно на церемонии открытия памятника «митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир вручил участникам строительства монумента памятные награды и ордена Православной церкви России» (Аноним. …И замер Александр Невский // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 13 мая. С. 7). Об открытии см. также: Кузнецова В. В Петербурге появился пятый всадник // Деловой Петербург. 2002. 12 мая. С.15; Аноним. Покровитель вернулся в город// Экономика и время. 2002. 13 мая. № 18. С. 1; Аноним. Постамент обрел хозяина // Петровский курьер (Центральный, Адмиралтейский, Петроградский, Василеостровский районы). 2002. 13 мая. № 17; Золотоносов М. Пятая лошадиная сила // Дело (Санкт-Петербург). 2002. 13 мая. № 17. С. 6; Бугров М. Здесь каждый камень кого-то знает // Новая газета. 2002. 13 — 15 мая. № 33. С. 13; Аноним. Открытие памятника Александру Невскому // ЧеТVрг (Омск). 2002. 14 мая. № 20. С. 3; Гиндина Е. На сем стоять будет // Вечерний Петербург. 2002. 14 мая; Милкин А. Символы наших побед // Невское время. 2002. 14 мая; Хопта Ю. Городского табуна прибыло // СанктПетербургский курьер. 2002. 16-2 2 мая. № 19. С. 24; Пипия Б. Великому заступнику земли русской // Независимая газета. 2002. 20 мая. Приложение: НГ-регионы. С. 10; Саблин И. Монументальные пустоты // Петербургский час пик. 2002. 15-2 1 мая. № 20. С. 15; Костюковский В.В. Памятники на память… о спонсорах // Новые Известия. 2002. 16 мая. С. 1, 5; Могунов П. Запутался в проводах // Щит и меч. 2002. 30 мая — 23 июня. № 21. Приложение: Щит и меч на СевероЗападе. № 2. С. 7 («Спорить о его художественной ценности и достоинствах бессмысленно. Таковых в данном произведении просто не наблюдается! <…>С какой бы точки ни смотреть на памятник, он будет опутан густой паутиной троллейбусных проводов»); Аноним. Святому и Благоверному князю // Новости от СВ (Петербург). 2002. Май. № 9 (167).

О первом официальном возложении цветов к памятнику и мероприятиях около него 12 сент. 2002 г. см.: Трефилов Ю. Сыны Отечества // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 13 сент.; Аноним. Покровителю Петербурга воздали должное: в городе отметили День Святого князя Александра Невского // Новости от СВ (Петербург). 2002. Сент. № 17 (175). О памятнике см. также в нашем обзоре петербургского кича: Чижик и компания: Кич в монументальном и декоративном искусстве Петербурга: 1994 — 2002 // Столичный стиль (Москва). 2003. № 4. С. 64 — 65. В 2003 г. издательство «П — 2» выпустило открытку с видом памятника (издательский номер открытки СР110-0390), на которой авторами памятника названы В.Г.Козенюк и А.С.Чаркин.

Еще до открытия памятника, 7 мая 2002 г., «Игорь Найвальт объявил о намерении финансировать конкурс на два барельефа с изображениями подвигов Александра Невского. Работы победителя будут установлены на боковых стенах постамента» (Новик Д. Памятник Александру Невскому откроют в День Победы // Известия (Санкт-Петербург). 2002. 8 мая. С. 8). 12 сентября 2005 г., во время церемониала «День Святого Благоверного князя Александра Невского — покровителя города нашего», были торжественно открыты два барельефа работы ААПальмина, установленные на боковых фасадах постамента (бронза, 200×160 см): «Невская битва 15 июля 1240 г.» (изображен кульминационный момент боя русских воинов со шведами: «<…> И бысть съча великая надъ римляны, и изби множество бесчисленое оть нихъ и самому королеви возложи печать на лицы острымъ своимъ копиемъ» — «Жигие Александра Невского») и «Петр I перевозит ковчег с мощами Александра Невского из Владимира в Санкт-Петербург» (событие 12 сент. 1724 г.: Петр сам правит судном, на котором установлен ковчег с мощами).

Об открытии барельефов см.: Савченко М. Княжеские торжества // Невское время. 2005. 10 сент.; Клушина Л. В день Александра Невского перекрывать Невский не будут // Вечерний Петербург. 2005. 12 сент. С. 4; Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2005. № 35. 12 сент. С. 18; Аноним. Памятник с секретом // Новости Пе368 БРОНЗОВЫЙ ВЕК тербурга. 2005. 27 сент. — 3 окт. С. 4 (недостоверное сообщение: «В один из барельефов («Невская битва» — М.З.) с благословения церкви мастера вмонтировали маленькую частичку мощей князя, так что теперь к ним можно прикоснуться в любое время»).

Еще более пышным празднеством с участием духовенства, губернатора, кавалеров ордена Александра Невского и марширующих войск был отмечен день 12 сент. 2006 г. (см.: Нупбаев Б., Тищенко И. Святому поклонились не все // Невское время. 2006. 13 сент. С. 2). «Александр Невский не просто святой покровитель Санкт-Петербурга, но и военачальник. Поэтому смотр кадетских корпусов, торжественный марш курсантов и военного оркестра вписался в это церковно-светское мероприятие очень органично» [Аноним. День Святого и Благоверного Александра Невского // Новости от СВ (Петербург). 2006. Сент. № 19 (283)]. В 2007 г. было устроено костюмированное представление: мимо памятника вместе прошли «дружинники Александра Невского, преображенцы Петра, солдаты Великой Отечественной войны» [Волков А. Не в силе Бог, а в правде: 283 года назад мощи заступника русского народа и небесного Покровителя нашего города были доставлены в Александро-Невскую лавру // Новости от СВ (Петербург). 2007. Сент. № 16 (308)].

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о Петербурге: климат, экскурсии, учёба, интересные места
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: