Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Памятник городу-герою Ленинграду. Открыт 8 мая 1985 г. Установлен в центре площади Восстания. Архитекторы Александр Иванович Алымов (1923 — 1998), Владимир Михайлович Иванов (1925 — 1994), инженер Борис Наумович Брудно, скульпторы Альберт Серафимович Чаркин (руководитель), Александр Андреевич Виноградов, Борис Анатольевич Петров, Валентин Дмитриевич Свешников. Пятигранный гранитный обелиск общей высотой 36 м (на вершине — пятиконечная позолоченная звезда), на гранях — четыре бронзовых медальона с горельефами и орден Ленина с надписью под ним в медальоне: «Городу-герою Ленинграду 1941 1945»; объемный бронзовый венок.

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Обелиск — объект, изофункциональный фундаментальному мифопоэтическому образу мирового древа (см.: Топоров В.Н. Древо мировое // Мифы народов мира: Энциклопедия. М., 1980. Т. 1. С. 398 — 406), вбирающего в себя целую гамму культурных значений — от столба посреди деревни, организующего пространство по горизонтали, «центра мира» (Степанов Ю.С. Константы: Словарь русской культуры: Опыт исследования. М., 1997. С. 99, 101) до фаллического символа стойкости, «гоила» (буквально «живитель», penis). Народные названия: «Напильник», «Мечта импотента» (Файн А., Лурье В. Все в кайф! [Л.,] 1991. С. 175). Образ erection корреспондирует с названием площади, т.е. с «восстанием» (ср. с соответствующим словоупотреблением в «Тени Баркова»).

Памятник выглядит как сильно увеличенный обелиск на могиле красноармейца («Величественный обелиск <…> вторит тысячам простых солдатских обелисков со звездочками наверху <…>»- Богословская Е.П. Работы начались//Ленинградская правда. 1984.4 июля), как стандартная продукция советского монументального агитпропа, ничем не выделяясь на фоне аналогичных гранитных изделий. Это тот язык, который был понятен руководству и привычен для народа, его штампованность и была гарантией успеха, в точном смысле это не памятник — а знак памятника, образцовое произведение соцреализма, лишенное примет индивидуальной трактовки темы: «Искусство мыслилось как коллективный труд, его аудитория — как масса, площадкой экспонирования считались улицы городов <…>» (Деготь Е. Русское искусство XX века. М., 2000. С. 140).

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Интересную версию истории создания обелиска (в первом издании «Бронзового века» она отсутствует; ее первое изложение см. в статье: Золотоносов М. История обелиска: краткий курс // Город: Петербургский журнал. 2006. № 17. 15-21 мая. С. 18 — 20) сообщил автору в марте 2006 г. архитектор Владимир Сергеевич Лукьянов, с 1982 г. работавший в ГлавАПУ (Главном архитектурно-планировочном управлении), куда его из Ленинградского зонального НИИ типового и экспериментального проектирования пригласил главный художник Ленинграда — зам. начальника ГлавАПУ А.И.Алымов (на этой должности он находился с нояб. 1976 по апр. 1986 г., до него главным художником был Василий Александрович Петров). Кстати, целью сообщения Лукьянова являлось доказательство участия в авторском коллективе, куда в 1985 г. он официально включен не был; для этого, кстати, в 2005 г., к 20-летию создания объекта, Лукьянов издал открытки с изображением своих эскизных проектов и указанием только двух авторов обелиска: архитекторов А.И.Алымова и В.С.Лукьянова. Точкой отсчета в истории создания объекта является указ президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1965 г. о присвоении почетного звания городам-героям. Согласно положению, во всех городах-героях должен был стоять соответствующий памятник с изображением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» и текстом указа (см.: Города-герои Великой Отечественной войны: Атлас. М., 1980).

Независимо возникла проблема с переустройством центральной части пл. Восстания: давно было осознано «неправильно определенное функциональное назначение сквера как места для кратковременного отдыха, тогда как, находясь в центре очень напряженной в транспортном отношении площади, он должен выполнять только декоративную роль» (Иванова О.А. Озеленение улиц и площадей // Вопросы планировки и застройки Ленинграда. Л.; М., 1955. С. 104). К тому же «периодически вставал вопрос о реорганизации всей территории перед Московским вокзалом. Говорили о том, что здесь необходима заметная точка, которая бы подчеркнула ось Невского проспекта и организовала довольно большое пространство. Думали, как сократить размеры сквера, который сдерживал автомобильные потоки. В декабре 1982 года в центре площади Восстания соорудили, скомпонованную мной временную декоративную установку высотой около 12 м, которая простояла здесь до 85 года. Но и ее размеры тоже нам показались явно недостаточными» (Лукьянов B.C. Девятый обелиск. Рукопись).

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Таким образом, к началу 1983 г. реконструкция центра пл. Восстания путем ее украшения монументальным изделием агитпропа вполне назрела. К тому же учитывалось, что 9 мая 1977 г. обелиск городу-герою был открыт в Москве (архитекторы Г.Захаров и З.Чернышева, скульптор А.Щербаков, высота 40 м, обелиск с четырьмя гранями). 23 февр. 1983 г. У первого секретаря ленинградского обкома КПСС Л.Н.Зайкова состоялось первое официальное обсуждение (с участием Алымова) вопроса об установке на пл. Восстания обелиска городу-герою, поскольку считалось аксиомой, что «город-герой Ленинград начинается с площади Восстания», что площадь у Московского вокзала «является своеобразным „вестибюлем» Ленинграда, т.е. первой площадью, на которую попадают приезжающие в город по Октябрьской железной дороге, а также начальным звеном одного из основных городских ансамблей — ансамбля Невского проспекта» (Иванова О.А. Указ. соч. С. 102). А так как Лукьянов состоял при главном художнике Алымове в качестве «архитектора по особым поручениям», он по команде Алымова начал проектировать объект. Уже 2 марта 1983 г. Алымов попросил сделать два-три рисунка.

 

По воспоминаниям Лукьянова, пл. Восстания еще не считалась в этот период окончательно выбранным местом, поэтому все первые секретари райкомов КПСС сразу же стали предлагать установить памятник в их районах, например, в Красногвардейском районе предлагалось место на пересечении шоссе Революции и Среднеохтенского пр. (там, где сейчас стоит «Охтенка»). Однако все эскизы Лукьянова были сделаны в расчете на пл. Восстания. Первый эскиз Лукьянова датирован 12 марта 1983 г. (сейчас наряду с другими изобразительными материалами находится в музее истории города). Постепенно и у проектировщиков, и у руководства города сформировалось убеждение, что обелиск должен стоять именно на пл. Восстания и «держать всю площадь». Официального приказа о начале проектирования еще не было, было лишь устное поручение Зайкова и соответственно Алымова. Начали изготавливаться эскизы и черновые макеты, в работе на этом начальном этапе участвовал скульптор Анатолий Александрович Киселев, приятель Алымова (как и он, выпускник Ленинградского высшего художественно-промышленного училища им. Мухиной), которому Алымов хотел поручить создание скульптурной части обелиска (макет был сделан Киселевым в апр. 1983 г.).

Так же без официальных приказов к работе был подключен архитектор Владимир Михайлович Иванов (Ленгипроинжпроект). «В конце марта проектирование уже началось по разным направлениям. Руководил всем нашим творческим коллективом и координировал работу А.И.Алымов. Я разрабатывал композиционные варианты, архитектор Владимир Михайлович Иванов и сотрудники его группы, которые в это время подключились к работе, уточняли планировку и варианты конструктивных решений. Скульптор А.А.Киселев сделал первый объемный макет» (Лукьянов B.C. Девятый обелиск. Рукопись). На первых хкизах обелиск лишен каких-либо скульптурных украшений в нижней части, вокруг него стоят деревья, иногда декоративные фонари, на некоторых эскизах отсутствует звезда; на эскизе от 18 марта 1983 г., переданном в Ленгипроинжпроект Иванову, предусмотрены подземные переходы под площадью и подземный мемориальный зал, где экспонировались материалы по истории города, а на площадке перед обелиском — памятные стелы. Все очень просто и стандартно. Отмеченной датой Лукьянов назвал 27 мая 1983 г. В этот день все материалы по проекту были выставлены в кабинете начальника ГлавАПУ Бориса Павловича Усанова (который на этой должности находился с февр. 1978 по февр. 1985 г.): восемь рисунков 100×70 см, макет, сделанный А.А.Киселевым, и написанная Лукьяновым картина «Площадь Восстания» (302×125 см) в золоченой раме, на которой был романтично изображен обелиск, освещенный первыми лучами солнца (картина была завершена 15 мая 1983 г.). 21 июля 1983 г. материалы доставили в Смольный в кабинет Л.Н.Зайкова (10 рисунков, макет, картину).

Осмотрев материалы, Зайков объявил, что надо сделать все так, как на картине, после чего саму картину по его распоряжению тут же отправили в музей истории Ленинграда, где она находится поныне. Поступила команда начать проектирование и затем строительство. Появление Вениамина Борисовича Пинчука (1908 1987) Лукьянов объясняет желанием Алымова укрепить творческую группу лауреатом. Видимо, по этой причине в мастерской скульптора Свешникова на Стремянной ул., 11 (куда поначалу определил Лукьянова Алымов) появились Пинчук и Аникушин (вместе). По предположению Лукьянова, Зайков сразу предупредил Алымова, что очень много денег выделено не будет, поскольку боялся, что обелиск может получиться богаче, чем в Москве.

Поэтому от скульптурных групп отказались сразу, подразумевались только барельефы, и это не заинтересовало ни Аникушина, ни Пинчука, который сказал: «А чего тут? Скульптур нет, пускай мои ребята делают», хотя общее руководство работой оставил за собой. Зайков же остался доволен тем, что в состав группы вошел лауреат Сталинской премии (1950), народный художник СССР (1969) Пинчук. Кстати, поскольку работа над памятником проходила в мастерской Свешникова, и он знал о ней уже с 10 мая 1983 г., Лукьянов не исключает, что именно Свешников мог сообщить Пинчуку о работе над обелиском. 1 дек. 1983 г. Лукьянов закончил эскиз со скульптурами, его тоже показали Пинчуку, но Пинчук все равно посоветовал передать работу своим ученикам, которыми собирался лишь руководить. 20 марта 1984 г. Пинчук отказался от участия в работе, причин Лукьянов не знает, потому что со скульптора ми не общался. Знает только, что его эскизы Алымов отвозил в мастерскую Пинчука в бывшей армянской церкви. Вскоре в группе скульпторов появился А.А.Виноградов (р. 1950), одноклассник сына Алымова.

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Хотя скульпторы потом сами сделали горельефы для обелиска, Лукьянов предложил на эскизах и свой вариант (над горельефами он начал работать 12 июня 1984 г.). Его медальоны имели даты: «1941» (пять человек, две женщины, три мужчины, фон — Смольный, над Смольным зависли аэростаты), «1942», «Блокада» (Исаакиевский собор, над ним лучи прожекторов), «1943» (Адмиралтейство, справа и слева деревья), «1944» (три фигуры: женщина с цветами, солдат с автоматом, рабочий, фон — Нарвские ворота). Сравнение горельефов Лукьянова с теми, которые установлены на обелиске, показывает — ввиду сходства — что это вполне стандартная и тривиальная агитационная продукция, лишенная следов оригинальности. Поначалу обелиск был квадратным в сечении, но в марте 1984 г. возник вариант пятиугольного, преимущество которого оказалось в том, что он единообразнее выглядит со всех точек обзора (см. подготовленную В.С.Лукьяновым таблицу «Визуальное соотношение мин. и макс, ширины у обелисков разных сечений»).

Венок, скрывающий шов, тоже появился не сразу. В окончательном варианте верхняя часть обелиска (над венком) в сечении представляет собой пятиконечную звезду, т.е. каждая грань еще и имеет в центре «каннелюру», что создает более интересную игру светотени и важно для невыразительного серого гранита, из которого сделан объект. На 18 июля 1984 г. было намечено то ли общественное обсуждение, то ли заседание Градостроительного совета (Лукьянов точно не знает статус заседания). К этому событию был подготовлено сообщение ТАСС «Во славу города-героя», напечатанное 4 июля в «Ленинградской правде» и «Вечернем Ленинграде», а 6 июля — в «Ленинградском рабочем» (№ 27. С. 2). Для этих публикаций был передан один из хкизов, затем опубликованный. В сообщении ТАСС указывалось, что исполком Ленгорсовета «принял решение соорудить на площади Восстания обелиск „Городу-Герою Ленинграду». Он будет возведен к 9 Мая 1985 года <…>».

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Далее описывался ранний вариант памятника: «Одобрен проект этого памятника, созданный творческим коллективом под руководством архитектора А.И.Алымова и народного художника СССР В.Б.Пинчука. На высоком подиуме поднимется пятигранный обелиск из светло-серого гранита, увенчанный символической Золотой звездой. На нем — барельеф, изображающий орден Ленина и текст Указа Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Ленинграду звания „Город-Герой». На площади Восстания коллективы Главленинградстроя, Главленстройматериалов, Управления садово-паркового хозяйства и зеленого строительства развернули работы по сооружению памятника».

В газетах появились и две статьи. «В эти <…> дни начинается разведка в карьере „Возрождение» Выборгского карьероулравления. <…> Предстоит вырубить глыбу длиной 27 метров, сечение которой — 3, 5 квадратных метра. Особенно сложная работа предстоит тем, кто будет обрабатывать камень: уникальна технология изготовления обелиска, сечение которого напоминает звезду. И только у авторского коллектива все основные работы уже почти закончены. В кабинете главного художника Ленинграда, лауреата Государственной премии РСФСР А.И.Алымова — эскизы, чертежи, рисунки. „Обелиск станет той градстроительной вертикалью, которая даст новое звучание старинной площади, соберет воедино все окружающие ее сооружения», — рассказывает А.И.Алымов» (Богословская Е.П. Работы начались // Ленинградская правда. 1984. 4 июля). О Лукьянове в материале, естественно, не говорится.

В этой же статье указывалось, что Ленгипроинжпроект проектирует вторую очередь строительства: «Подземный этаж, который проектируется, предусматривает не только проход под транспортной магистралью. Здесь разместятся различные объекты функционального назначения, необходимые гостиницам и вокзалу <…>». В статье, помещенной в «Вечернем Ленинграде», несколько слов было сказано о скульптурном убранстве памятника и готовящейся примерке макета: «В нижней части обелиск окаймляется бронзовым цилиндрическим поясом. Он включает в себя сюжетные барельефы, олицетворяющие героизм ленинградцев <…> В ближайшие дни будет проведено окончательное уточнение архитектурных решений. На площади установят модель обелиска, выполненную в натуральную величину из алюминиевых конструкций, обтянутых тканью» (Андреева Н. <Без заглавия> // Вечерний Ленинград. 1984.4 июля). Фамилия Лукьянова в газетах, естественно, не упоминалась, он — «невидимка», обслуживающая Алымова. Однако заседание 18 июля 1984 г. было отменено из-за болезни Алымова (с сердечным приступом попал в больницу). По мнению Лукьянова, Алымов сильно волновался, поскольку работы велись им без консультаций с начальником ГлавАПУ Усановым и главным архитектором Ленинграда (в 1971 1986 гг.) Г.Н.Булдаковым (1924 — 1990).

Они были фактически отстранены от работы — при том, что в советское время авторы такого объекта были обречены на получение Государственной премии, и потому начальство обязательно внедрялось в состав авторского коллектива. Объяснение связано с местом Алымова в ленинградской номенклатурной иерархии: во время войны он служил в СМЕРШе, и связи с «органами» у него, очевидно, сохранились, поэтому он был своим человеком в Смольном и мог напрямую, помимо своего начальства, общаться с Зайковым. Можно предположить, что эта независимость вызывала ненависть у Булдакова и Усанова. Сердечный же приступ мог быть связан с волнением перед публичным обсуждением (Лукьянов вспоминает, что в день 60-летия Алымова в 1983 г. к нему от Усанова был прислан клерк с поздравлением, клерк публично объявил: поздравляем, ждем — не дождемся, когда вы уйдете на пенсию).

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

Возможно, Усанов и/или Булдаков организовали коллективное заключение художественно-экспертного совета (60-ти специалистов), настаивавшего на установке обелиска не на пл. Восстания, за которую титаны вели тридцатилетнюю борьбу, а на пл. Мужества, где по плану Л.Л.Шретера давно была задумана мемориальная композиция с вертикальной доминантой (см.: Шретер Л.Л. Генеральный план в действии: Проблема развития одного района // Строительство и архитектура Ленинграда. 1968. №11. С. 10; Он же. Площадь Мужества. Проспект Непокоренных. В поисках решений, развивающих ленинградские традиции // Там же. 1971. № 6. С. 2, 5). По воспоминаниям БАПетрова (беседа 24 мая 2006 г.), Булдаков заявлял, что обелиск на пл. Восстания должен быть гораздо меньше по высоте, 15 — 20 метров. Но Зайков придерживался первоначального решения. Поэтому уже 20 июля 1984 г. состоялась примерка объемного макета в натуральную 36-метровую величину (каркас, обтянутый серой материей) на пл. Восстания. Ленгипроинжпроект готовил рабочий проект; выбором места установки занимался инженер Ленгипроинжпроекта Б.Н.Брудно, после прокладки шурфов и выяснения точного расположения фундамента памятника Александру III фундамент обелиска разместили рядом с фундаментом памятника Александру III, который расположен ближе к Старо-Невскому пр. (т.е. сдвинут в восточном направлении относительно фундамента обелиска).

Категорическим противником установки обелиска на пл. Восстания был М.К.Аникушин. В памяти В.Б.Бухаева сохранился диалог между ним и Л.Н.Зайковым во время установки объемного макета в натуральную величину 20 июля 1984 г. Аникушин: «Не надо!». Зайков: «Ты кто такой?» Аникушин: «Я — народный художник!». Зайков: «Ну, и иди в народ». Информация, которую сообщили автору скульпторы, частично отличается от версии В.С.Лукьянова, частично ее дополняет. Из кругов, близких к А.С.Чаркину, была получена информация о том, что заказ на этот монумент получил В.Б.Пинчук. Ему дали три года на создание эскиза, в течение двух лет он не приступал к выполнению этого заказа, а потом предложил эскиз с обелиском и тремя фигурами вокруг него.

Однако хкиз не утвердили. Сославшись на болезнь, постаревший и уставший Пинчук передал заказ Чаркину, своему любимому ученику, с которым он совместно сделал в 1970 г. памятник Ленину для Красноярска. Маркин собрал коллектив единомышленников, и за месяц был подготовлен победоносный эскиз, который и утвердили. Впрочем, в этом изложении опущены некоторые детали. Б.А.Петров сообщил, что, получив от Алымова заказ на скульптурное оборудование обелиска, Пинчук, в свою очередь, пригласил в качестве соавторов своих учеников, Свешникова и Петрова, которые стали помогать ему делать хкизы (Петров вспоминал, что тогда же уточнил у Пинчука, в каком качестве он их пригласил, и Пинчук сказал: соавторов), было сделано несколько вариантов, причем, Пинчук уже был стар и немощен, очень плохо видел, но от работы над заказом не отказывался. Хотя он что-то лепил, но в основном сил у него хватало только на то, чтобы устно разъяснять свой замысел, а ученики-соавторы замыслы реализовывали. Такой порядок считался нормальным. Работа велась в мастерской Пинчука (мастерская находилась в бывшей армянской церкви Воскресения Христова на Смоленском армянском кладбище; в 1988 г. церковь была возвращена армянской общине; именно здесь бессчетное число раз воспроизводился монументальный образ Ленина). Сначала эскизы, сделанные под руководством Пинчука, сводились к тому, что вокруг обелиска устанавливались три фигуры; затем фигуры отпали и осталось знамя, окружавшее основание обелиска, с изображением Ленина на нем. Одновременно с этим ученики самостоятельно работали над памятником Ломоносову.

Осенью 1984 г. во Дворце культуры им. С.М.Кирова состоялось общественное обсуждение проекта Пинчука. Проект представлял собой четырехгранный обелиск с окружающим его основание знаменем. В результате обсуждения проект был отвергнут. Вскоре, в нояб. — дек. 1984 г., Алымов сообщил Свешникову и Петрову о том, что Пинчук отказался от работы над обелиском (рассказ Б.А.Петрова для первого издания «Бронзового века» был несколько иным: Пинчук не отказывался от участия в работе, а был вытеснен своими учениками; ср. также со сведениями В.С.Лукьянова, который сообщил, что Пинчук отказался еще 20 марта 1984 г.; видимо, отказов и возвращений было много). Тогда Свешников (р. 1947) и Петров (р. 1948) как молодые скульпторы, не имевшие еще самостоятельных работ, пригласили более опытного коллегу, А.С.Чаркина (р. 1937), предложив ему возглавить работу (нравы и порядки той эпохи подразумевали, что в 36 — 37 лет скульптор все еще являлся «молодым», набирая «вес» ближе к 50). По воспоминаниям Петрова, в конце 1984 г. Алымов принес эскиз пятигранного обелиска, после чего скульпторы сделали эскизы четырех горельефов. В янв. 1985 г. было объявлено, что в мастерскую на Песочной наб., где шла работа над горельефами, прибудет В.Я.Ходырев, председатель Ленгорисполкома.

При этом в мастерской на Песочной наб. почему-то оказался и Пинчук, неведомым образом узнавший о визите высокого начальства и решивший вернуться в проект в качестве руководителя. Ходыреву горельефы сразу понравились, он думал, что их автором является Пинчук, который своего авторства не отрицал и «кивал головой». Т.е. Пинчук, попрежнему считал проектируемый монумент «своим», хотя ранее отказался от работы. Ввиду полной очевидности один из учеников, самый молодой, Б.А.Петров, возмутился и сказал вслух о том, о чем говорить вслух было не принято, но что являлось правдой. Это, в сущности, и было проявлением эрозии прежней власти. В результате бунта молодых Пинчук был окончательно отставлен, а авторами скульптурной части памятника ленинградское руководство официально назначило А.С.Чаркина, В.Д.Свешникова, Б.А.Петрова и А.А.Виноградова. Это произошло, по воспоминаниям Б.А.Петрова, 28 янв. 1985 г. Задача была поставлена так: к 1 марта 1985 г. гипсовые модели должны быть на заводе «Монументскульптура». Скульпторы за месяц сделали модели. Совершенно очевидно, что этот обелиск ничем не лучше того с тремя фигурами, который первоначально предлагал Пинчук. Просто новому начальству хотелось иметь новый обслуживающий персонал.

И старого Пинчука, скончавшегося 21 авг. 1987 г. (кстати, некролог, опубликованный в «Ленинградской правде» 25 авг. 1987 г., хотя и определяет Пинчука как «выдающегося советского скульптора», подписан не официальными лицами, а «группой товарищей»), заменили молодыми «пинчуковцами», которые, к слову сказать, вовсю развернулись в следующий исторический период. Любопытно сравнить изложенную версию с той, которая представлена в посмертном альбоме, посвященном творчеству Пинчука: «В 1980-е годы скульптор (Пинчук — М.З.) принял участие в разработке проекта памятника-обелиска городу-герою Ленинграду, к которому он приступил по инициативе архитектора А.И.Алымова вместе со своими учениками Б.А.Петровым и В.Д.Свешниковым. Они и завершили эту работу» (Балтун П.К. вступительная статья> // Вениамин Борисович Пинчук. М., 1988. С. 21). Показательно, что А.С.Чаркин даже не упомянут.

Наоборот, в воспоминаниях Чаркина не упомянут Пинчук, которому в других местах мемуаров пропеты дежурные дифирамбы как учителю: «Я вместе с группой скульпторов (В.Свешниковым, Б.Петровым и А.Виноградовым) работал над пятью барельефами и венком Славы. Мы совершили, казалось, невозможное, за два месяца удалось сделать то, что не было за три года сделано — кто видел эту работу в глине, были потрясены. Предвещали нам успех, но этого не случилось. Вся сложность заключается в расположении площади (правильнее — обелиска — М.З.): она находится в зоне активных транспортных средств, далека от обозрения, подойти к ней не просто, а барельефы оказались малы, их не рассмотреть. И это очень обидно, барельефы интересны и талантливо исполнены, посвящены подвигу города-героя Ленинграда. Их пять, они имеют свои названия: „Блокада», „Ополченцы»,
„Атака», „Непобедимые» и „Орден <Ленина> города-героя».

Действия разворачиваются на архитектурном фоне, который помогает раскрыть смысл происходящего: здание Смольного, Нарвские триумфальные ворота; корабельная башня. И все спаял бронзовый венок Славы, опоясывающий монумент. 9 мая 1985 года состоялось торжественное открытие Обелиска и, несмотря на грубые нападки прессы, вот уже более 15 лет он стоит, вокруг него кипит жизнь большого города, а наши огорчения забыты» (Альберт Чаркин. Жизнь в искусстве. СПб., 2002. С. 90). «Для монумента выбран серый гранит „подстать солдатской шинели» из карьера месторождения „Возрождение» за Выборгом. 6 ноября 1983 г. от скалы точно рассчитанным взрывом отделили монолит весом около 2200 т, который после первичной обработки и распилки каменотесами бригады М.В.Докучаева был перевезен в виде двух огромных глыб в Ленинград. <…> Для того, чтобы гранитный монолит длиной 22 м не треснул, была изготовлена капсула с деревянными и резиновыми прокладками, удерживающими камень в таком положении, чтобы ее <стелы> прогиб не превышал 2 мм.

Чистовая отделка и полировка гранита производилась на стройплощадке. <…> Операция по ее <стелы> подъему производилась тремя подъемными кранами в течение трех часов. Общий вес монумента составляет примерно 400 т, высота 36 м, длина стелы — 22 м. После Александровской колонны это самый высокий каменный памятник в Ленинграде. К сожалению, он плохо вписался в панораму площади и не оригинален <…>» (Булах А.Г., Абакумова Н.Б. Каменное убранство главных улиц Ленинграда. СПб., 1993. С. 51 — 52). Об обработке ствола обелиска и постамента в гранитном карьере «Возрождение» см.: Богословская Е.П. И встанет обелиск… // Ленинградская правда. 1985. 23 февр. О доставке на площадь Восстания гранитных монолитов для объекта см.: Она же. Рейс до площади Восстания // Там же. 1985. 6 марта. О готовности объекта к открытию см.: Семенов Ф. Звезда над площадью // Ленинградский рабочий. 1985. 26 апр. № 17. С. 3.

Открытие было приурочено к празднованию 40-летия Победы в Великой Отечественной войне. Об открытии объекта см.: Аноним. Славя подвиг твой, Ленинград! // Вечерний Ленинград. 1985. 8 мая; Ленинградская правда. 1985. 9 мая (фамилии архитекторов и скульпторов, создателей памятника, не приводятся, зато целиком напечатан текст речи первого секретаря Ленинградского обкома КПСС Л.Н.Зайкова на открытии). Все этапы установки обелиска отражены на фотографиях, хранящихся в Центральном государственном архиве кинофотофонодокументов (№ Ар 176552 — март 1985 г., №№ Ар 159768, Ар 176554 — апр. 1985 г., № Ар 176553 — май 1985 г.); см. также: Севастьянов С.Ф. Площадь Восстания. Л., 1987. С. 86 89. После открытия объекта появилась большая статья, в которой были перечислены фамилии архитекторов и скульпторов и подробно рассказано о рабочих треста № 16, которым доверили строительство обелиска: «Выбирали самых испытанных, проверенных на сложнейших заданиях <…> На столь важном в моральном, нравственном отношении объекте могли работать люди „с чистым сердцем и светлой душой»» (Тютенков А. Обелиск: Вечно сиять Золотой Звезде над площадью Восстания // Ленинградская правда. 1985. 12 мая. С. 1, 2).

Отдельную историю (автору ее сообщил 26 марта 2006 г. БАПетров) составляет выдвижение авторского коллектива на Государственную премию СССР (РСФСР?). Коллектив мог включать до 10 человек, поэтому городское начальство выдвинуло Алымова, Маркина и Петрова (например, Свешников не был членом КПСС и потому его кандидатура даже не рассматривалась, и по этому вопросу Петров звонил зам. председателя Ленгорисполкома Н.Г.Елисеевой), а остальных претендентов набирало из номенклатуры. Был ли в авторском коллективе Булдаков, Петров не знает.

По воспоминаниям Петрова, выяснилось, что Алымов не является архитектором по образованию, что он закончил Мухинское училище как керамист, и якобы на этом основании выдвижение было отменено вообще. Видимо, возник какой-то крупный скандал, к которому мог быть причастен Булдаков. Кстати, в 1987 г. издательством «Планета» тиражом 500 тыс. экземпляров была выпущена открытка с изображением объекта, на которой авторский коллектив был назван в странном составе: скульпторы А.Чаркин и В.Виноградов, архитектор Г.Булдаков. В 1985 г. первым секретарем Ленинградского обкома КПСС вместо Зайкова стал Ю.Ф.Соловьев. Начальник ГлавАПУ Усанов покинул свой пост в февр. 1985 г. Алымов проработал в ГлавАПУ на год дольше — до апр. 1986 г. (в составленном В.Г.Исаченко кратком биографическом очерке в кн.: Зодчие Санкт-Петербурга. XX век. СПб., 2000. С. 637 — даже не упомянуто, что Алымов был зам. начальника ГлавАПУ — главным художником Ленинграда). 15 апр. 1986 г. уволился из Ленгипроинжпроекта, уйдя на пенсию, архитектор В.М.Иванов; в том же 1986 г. оставил должность главного архитектора Ленинграда Булдаков (после этого он стал председателем Ленинградской организации Союза архитекторов РСФСР; см. некролог: Ленинградская правда. 1990. 9 дек.).

Поколение дружно освобождало места для новой номенклатуры. Весной 2004 г. президиум Общественного совета СанктПетербурга предложил переместить обелиск с пл. Восстания на пл. Мужества (см.: Милкин А. «Башне мира» объявили войну? // Невское время. 2004. 24 апр.). Вскоре обнаружился и скрытый смысл этого неожиданного предложения: в сент. 2005 г. вице-губернатором Ю.В.Молчановым были обнародованы планы строительства под пл. Восстания многофункционального подземного торгового комплекса с пешеходными переходами и паркингом [см.: Аноним. Под площадью Восстания построят торговый центр // Смена. 2005. 20 сент. С. 2; Аноним. За покупками под площадь // Санкт-Петербургские ведомости. 2005. 21 сент.; 17 окт. 2005 г. ООО «Открытые инвестиции» постановлением правительства Санкт-Петербурга № 1586 получила разрешение проводить изыскательские работы на пл. Восстания на участке площадью 42 400 кв. м (см. об этом: Смирнова С. Торговля уходит под землю // Новости Петербурга. 2005. 25 — 31 окт. № 42. С. 5); ср. с масштабным проектом Ю.М. Земцова и М.О. Кондиайна — пятиэтажным сооружением под пл. Восстания, проект впервые был показан на выставке «Художники и архитекторы Санкт-Петербурга — Центральному району», открывшейся 15 мая 1996 г., проектом предусматривалась и установка на пл. Восстания памятника Александру III (см.: Орешкин А. Жители центра испытают на себе машину времени // Смена. 1996. 16 мая)].

Памятник городу-герою Ленинграду в центре площади Восстания Петербурга

В связи с планами «Открытых инвестиций» начал активно обсуждаться вопрос о демонтаже обелиска на время строительства (см.: А.О. <Орешкин А.> Отвертку отвернут, но ненадолго // Город. 2005. № 37. 24-30 окт. С. 11) или возможном его переносе на пл. Мужества (Андреев С. Под «Стамеской» появятся магазины // Новости Петербурга. 2006. 21 — 27 февр. № 7. С. 9), что сразу вызвало недовольство ветеранов Отечественной войны и блокадников. К тому же 26 февр. 2006 г. телевидение (НТВ-Петербург) сообщило о решении главного архитектора Петербурга А.П.Викторова переместить памятник Александру III на пл. Восстания в связи со строительством подземного универмага, что вызвало большое возмущение заинтересованных горожан.

В результате власти испугались: «В последнее время отдельными СМИ обсуждается тема о переносе стелы, установленной к 40-летию Победы над фашистской Германией, с площади Восстания на площадь Мужества. На данный момент никаких решений правительством города по этому вопросу не принималось. <…> Председатель Комитета по градостроительству и архитектуре А.П.Викторов заметил, что если тема строительства пешеходного перехода под площадью Восстания в будущем актуализируется, то перенос стелы в принципе возможен. Он также добавил, что тема эта крайне щепетильна, деликатна, и правительство города не примет никаких решений на этот счет, не выяснив мнение блокадников, участников войны, горожан» (Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2006. № 9. 13 марта. С. 13 14; см. также: Золотоносов М.

По улице царя возили // Город: Петербургский журнал. 2005. 20 — 26 марта. № 10. С. 25). Признание принципиальной возможности переноса обелиска игнорировало очевидное обстоятельство: обелиск с пл. Восстания в принципе не годится для пл. Мужества, у которой другие размеры, другой архитектурный контекст, другая высота окружающих зданий и т. п. Впрочем, 22 мая 2006 г. ООО «Открытые инвестции» само объявило о неосуществимости проекта якобы из-за сложных грунтов и гидрогеологической ситуации в зоне предполагаемой постройки (см.: Аноним. Под площадью Восстания копать не будут // Санкт-Петербургские ведомости. 2006. 25 мая; Никандрова Н. Площадь Восстания оставили в покое // Новости Петербурга. 2006. 30 мая — 5 июня. № 20. С. 2; Тачаев С. Подземное Восстание отменяется // Невское время. 2006. 6 июня. С. 4).

Между тем оказалось, что изысканий даже не проводилось, отказались от безумного проекта по другим основаниям (см.: Орешкин А. Не отвернулась // Город: Петербургский журнал. 2006. № 20. 5 — 11 июня. С. 6 — 7). Однако уже через пять месяцев обнаружился очередной проект строительства двухэтажного торгово-развлекательного центра под пл. Восстания с переносом обелиска на пл. Мужества, а памятника Александру III — на пл. Восстания (см.: Никифоров П. «Адитум» вернет Александра III на место стелы в центре площади Восстания // Коммерсанты Санкт-Петербург. 2006. 11 окт. С. 23; Андропов В. Питерские проспекты уйдут под землю // Новости Петербурга. 2006. 21-27 нояб. № 45. С. 5; Орешкин А. Невооруженное восстание // Город: Петербургский журнал. 2006. 4 — 10 дек. № 44. С. 18 — 20; Ратников Д. Площадь Восстания. Дубль два: Не исключено, что у Московского вокзала все-таки появится подземный торговый комплекс//Санкт-Петербургские ведомости. 2007. 15 марта). Обсуждение этого вопроса возобновилось в марте 2008 г. (см. в комментарии к памятнику Александру III).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о Петербурге: климат, экскурсии, учёба, интересные места
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: