Памятник О.Ф.Берггольц в Петербурге

Надгробный памятник О.Ф.Берггольц. Открыт 3 мая 2005 г. Установлен на «Литераторских мостках» Волковского кладбища (Растанная ул., 30). Скульптор Владимир Эмильевич Горевой. Бронза, гранит. Общая высота (с постаментом) 260 см. На лицевой стороне объекта бронзовая доска с надписью: «Ольга Берггольц. 3 (16).5.1910 — 13.11.1975».

Памятник О.Ф.Берггольц в Петербурге

Первоначально установка была намечена на IV квартал 1996 г. (см.: указ президента РФ № 1968 от 3.10.1994, в частности, о сооружении памятника на могиле О.Ф.Берггольц; распоряжение мэра № 268-р от 28.03.1996 «О сооружении в Санкт-Петербурге памятников», приложение 2). Над надгробным памятником много работал В.И.Трояновский (см. в комментарии к пристроенному памятному знаку О.Ф.Берггольц у входа в «Дом радио»), однако Мария Федоровна Берггольц, сестра и единственная оставшаяся в живых родственница, не давала согласия ни на один из проектов, что периодически вызывало в печати ламентации (Кириллов В. Памятника ленинградской музе так и нет // Санкт-Петербургские ведомости. 2001. 5 апр. С. 3). В февр. 2002 г. директор Волковского кладбища сообщил автору, что есть макет очередного варианта надгробия, предложенного реставратором кладбища, для его согласования ждут М.Ф.Бергголыд, однако она не едет. Усиление интереса к установке надгробного памятника было вызвано празднованием 60-летия Победы в 2005 г. (см.: Каменецкая М. Когда появится памятник на могиле Ольги Берггольц?//Санкт-Петербургские ведомости. 2005. 27 янв.), а смерть М.Ф.Берггольц (умерла 8 авг. 2003 г. на 91-м году жизни) позволила уже не добиваться ее санкции на установку. 29 сент. 2004 г. правительство Санкт-Петербурга приняло постановление № 1618 «О плане подготовки и проведения мероприятий в связи с 60-й годовщиной победы в Великой Отечественной войне 1941 — 1945 годов», в котором в пункте 2.10 предусматривалось открыть памятник Берггольц. В середине февр. 2005 г. об установке памятника говорили уже как о решенном деле (см.: Аноним. Валентина Матвиенко поставит памятник Ольге Берггольц // Независимая газета. 2005. 16 февр. С. 4; упоминается визит губернатора В.И.Матвиенко в мастерскую В.Э.Горевого).

«Как остроумно выразился один человек, когда Мария Федоровна умерла, дело сдвинулось с мертвой точки. В августе 2004 г. в комитет по культуре поступило предложение <из Регионального архитектурно-художественного фонда, директор В.А.Сиваков> провести конкурс проектов надгробного памятника О.Берггольц. Во-первых, 60-летие Победы, а чиновники мыслят именно „датскими» категориями, во-вторых, могила пришла в окончательное запустение (в январе 2005 г. ее наскоро привели в порядок), Берггольц же — настолько знаковая для города фигура, и умерла 30 лет назад (!), что странно было оставить могилу заброшенной и без памятника. Не удивительно, что комитет по культуре и комитет по градостроительству и архитектуре идею конкурса поддержали. Он был объявлен как закрытый, приглашение в сентябре 2004 г. получили шесть скульпторов: В.Горевой, Г.Додонова, Б.Петров, Е.Ротанов, Б.Сергеев, Л.Сморгон. Срок представления проектов (эскизов) был назначен на март 2005 года, установку запланировали на осень 2005 г. (13 ноября — 30-летие со дня смерти). Естественно, о проведении конкурса в комитете по культуре забыли, комитет жил собственными проблемами. А когда вспомнили, то, во-первых, оказалось, что памятник надо открыть не осенью, а опять же к 9 мая , т.е. в спешке. Во-вторых, в очередной раз неслыханную активность развил В.Горевой, который по отработанной в период 300-мании технологии (визит губернатора, телекамеры) начал внушать, что памятник должен ставить он и без конкурса. Как бы сама собой начала циркулировать идея провести конкурс с заранее известным победителем, скульптором Г., которого якобы любит губернатор М. Чиновникам всегда хочется все упростить, сделать так, как удобно им, соорудить нечто на скорую руку. Но возник скандал, и пришлось опять вернуться к идее проведения полноценного творческого конкурса без заранее известного результата. Появились время и место: просмотр до 28 февраля 2005 г. в выставочном зале Музея городской скульптуры. Работа Горевого, как хочется надеяться, окажется одной из многих. А решение будут принимать не втайне, а художественная секция Градостроительного совета и Общественный совет, которые проявят принципиальность. И вряд ли 9 мая — обязательная дата установки. Тридцать лет памятника не было — так ли уж важны полгода?» (Золотоносов М. Одна на всех // Город: Петербургский журнал. 2005. № 6. 21 — 27 февр. С. 12).

4 марта 2005 г. в выставочном зале Музея городской скульптуры открылась выставка шести проектов. В.Э.Горевой окно, стоящая на фоне окна фигура в профиль, напоминающая задник декорации школьного утренника; самое банальное, ремесленническое решение, стилистически напоминающее советский плакат. Г.В.Додонова: два варианта ангела с крестом, первый вариант — то ли ангел, то ли гений славы с оливковой ветвью мира в руке, четырехконечный крест; второй вариант — «косой», ангел скошен вправо, в руке восьмиконечный православный крест, стихи: «И когда меня зароют / Возле милых сердцу мест — / Крест поставьте надо мною / Деревянный русский крест». Б.А.Летров — А.Г.Бакусов. две вертикальные стелы, на левой рельефный портрет Берггольц, правая стела — оконный переплет, в центре крест (рама окна), к стеклам крест-накрест приклеены ленточки, внизу стихи; традиционное для кладбищ изделие. Е.Н.Ротанов: самый сильный и лаконичный вариант в виде гермы, необработанная глыба белого мрамора, из которой еще не вырублена фигура, а сверху установлена голова; образ вечной блокадной Зимы, острое соотношение необработанной формы и тщательно проработанной головы [кстати, на персональной выставке Ротанова в Музее городской скульптуры (11 — 30 октября 2005 г.) были представлены как этот эскиз памятника Берггольц, так и еще две работы, относящиеся к блокадной теме, в которых образ зимы материализовывался в холодном мраморе: «Блокадная мадонна» (1996, мрамор) и «Ленинград. Зима. 1942» (1996, мрамор)]. Л.Н.Сморгон. переусложненная композиция, две стелы, на правой отдельно изображенные голова и рука (рельеф), на левой — микрофон, между стелами каменный диван, мощение, скамья. И.В.Ярошевич — Г.С.Пейчев: вертикальная стела в форме трапеции, с карниза свешивается белый снежный пласт; в нише, имитирующей оконный проем, полуфигура в героической позе (см.: Золотоносов М. Пьедесталы выше побед // Город: Петербургский журнал. 2005. № 8. 7 — 13 марта. С. 9 ).

Решение принимала комиссия, образованная в соответствии с приказом комитета по культуре № 15 от 18.02.2005 «О создании Комиссии по рассмотрению проектов художественного надгробия О.Ф.Берггольц» в составе: сопредседатели Н.В.Буров (своим приказом председатель комитета по культуре Н.В.Буров назначил себя сопредседателем комиссии) и А.С.Козырев, председатель Общественного совета Санкт-Петербурга; члены комиссии: С.Л.Гаудасинский, К.С.Кузьмин, зав. отделом комитета по культуре, В.И.Леоненко, президент Международной ассоциации общественных организаций блокадников города-героя Ленинграда, А.И.Михайлов, В.Н.Тимофеев, директор Музея городской скульптуры, В.В.Попов, президент Союза архитекторов Санкт-Петербурга, А.С.Чаркин, председатель Союза художников Санкт-Петербурга, Б.М.Сергеев, председатель бюро секции скульптуры Союза художников Санкт-Петербурга, Г.Д.Ястребенецкий, скульптор, народный художник РФ. Стоит заметить, что К.С.Кузьмин являлся подчиненным Н.В.Бурова, а В.Н.Тимофеев — подчиненным Кузьмина.

Памятник О.Ф.Берггольц в Петербурге

Обычная процедура проведения конкурса и избрания победителя была в данном случае демонстративно нарушена: не были нормально объявлены условия конкурса, не было ни распоряжения губернатора о конкурсе, ни заседания Градостроительного совета или его художественной секции, не было жюри, также назначенного распоряжением губернатора. Вместо этого была создана некая комиссия в составе, определенном приказом Н.В.Бурова, которой поручалось срочно принять заранее известное решение — определить в качестве победителя Горевого. Поскольку уже в янв. 2005 г. чиновники знали, что конкурс будет с известным итогом — победителем будет Горевой. По существу, ни эта комиссия не имела законного статуса для выбора проекта памятника, ни решение этой комиссии не было законным. Т.к. памятник поставлен на бюджетные деньги, должен быть проведен полноценный конкурс, но его не было, а комитет по культуре не имел права проводить конкурс на основе собственных документов, опираясь на решение «своей» комиссии. Обычно на заседании жюри проводится рейтинговое голосование, здесь же придумали, что каждый должен назвать победителя. Три скульптора и Попов назвали Петрова, а остальные — Горевого. Ястребенецкому показалось, что итог голосования получился 7:4 (Горевой: Петров). Но, видимо, кому-то разрешили проголосовать за проект Петрова, чтобы осталось впечатление острой борьбы вкусов и примерно равных результатов. На всех это произвело удручающее впечатление, словно вернулись в советские времена. Ястребенецкому, по его собственному признанию, больше всего понравился проект Ротанова. Петров заявил, что если бы он был членом жюри, а не участником конкурса, то голосовал бы за Ротанова.

Официальное сообщение: «В обсуждении приняли участие представители Международной ассоциации блокадников города-героя Ленинграда, комиссии Общественного совета СПб по рассмотрению проектов памятников и других памятных знаков, предполагаемых к установке на территории СПб, СПб Союза архитекторов, Союза художников СПб, комитета по культуре, художественной секции Градостроительного совета СПб, ИРЛИ (Пушкинского дома) РАН. На обсуждение были представлены 6 проектов. По результатам обсуждения рекомендован к реализации проект В.Э.Горевого» (Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2005. № 9. 14 марта. С. 12 — 13; информация комитета по культуре).

Лучший, наиболее выразительный проект Ротанова был отвергнут. Скорее всего, «часть комиссии восприняла работу как именно „недоделанную», во всяком случае, Ротанов сообщил автору, что А.Маркин замысла не понял и „необработан ную» глыбу осудил. Трое скульпторов и архитектор В.В.Попов солидарно проголосовали за этот (Б.А.Петрова — А.Х.Бакусова — М.З.) вполне „дюжинный» проект, чтобы попытаться преградить путь работе В.Горевого (кто был пятым проголосовавшим, остается тайной), поскольку предполагали, что чиновники будут голосовать „командно» . Ясно, что проект Ротанова с его „сложной» образностью, такого единодушия не вызвал бы, единство вызывает только тривиальное. Петров-Бакусов предложили „суповой» набор из готовых визуальных символов. Хотя он и не переходит в тот откровенный кич, в кричащую банальность с ошибками в пропорциях, которую выставил В.Горевой. И вот что характерно: оригинальные работы Е.Ротанова и Г.Додоновой (предложившей пластически острое решение — «скошенного» ангела с восьмиконечным крестом, образ гения славы и персонификацию скорби одновременно) комиссией даже не рассматривались. А боролись между собой средний уровень с уровнем откровенно низким, плохое с грамотно-средненьким. И победило плохое, причем, по воле начальства. У него на это нюх. Так сказать, чутье на все низкопробное. Что касается В.Горевого, то он известен тем, что на образные решения органически не способен Почему фигура поставлена около окна? Только чтобы материализовать крест, образуемый оконной рамой? Разве окно — это ключевой символ поэзии и личности Берггольц? Кроме того, плоское окно, поставленное на высокий постамент, будет смотреться в качестве надгробия нелепо — хотя бы потому, что это не „круглая» скульптура, и окно это никуда не смотрит. Нет элементарно грамотного архитектурного решения, нарушены пропорции» (Золотоносов М. Не вынесет душа поэта // Город: Петербургский журнал. 2005. № 10. 21 — 27 марта. С. 12 — 13). Вскоре появилось и объяснение низкого эстетического качества: возникли подозрения, что надгробие Берггольц — дипломная работа одной из учениц Горевого, которую он использовал.

Об открытии с участием губернатора Матвиенко см.: Безрукова Л. Блокадной музе Ленинграда // Труд. 2005. 4 мая; Горелик А. Ольга Берггольц дождалась надгробия // Комсомольская правда (Санкт-Петербург). 2005. 4 мая. С. 6; Клушина Л. Не может быть, чтоб жили мы напрасно! // Вечерний Петербург. 2005. 4 мая. С. 2 — 3; Леусская Л.Е. Символ мужества, терпения и надежды // Санкт-Петербургские ведомости. 2005. 4 мая; Орлов А. Память, воплощенная в бронзе: Вчера в музее-некрополе «Литераторские мостки» был открыт памятник Ольге Берггольц // Невское время. 2005. 4 мая; Пчельников Е. Памятник Берггольц поставлен! // Смена. 2005. 4 мая. С. 4; «Мы этот день уже завоевали»: Стихи Ольги Берггольц вселяли надежду [Интервью, взятое у В.Э.Горевого] // Российская газета (Санкт-Петербург). 2005. 4 мая. С. 6 (Горевой: «Я был последним скульптором, с которым общалась Мария Федоровна. Она настойчиво говорила о деревянном кресте, упоминаемом в стихах Берггольц. Этот символ в моей работе есть»); Информационный бюллетень Администрации Санкт-Петербурга. 2005. № 17. 9 мая. С. 11 (подчеркнуто, что «по просьбам блокадников на могиле установлен памятник из камня и бронзы работы известного петербургского скульптора В.Э.Горевого, который прошел обсуждение на Общественном совете города»). на Общественном совете города»).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о Петербурге: климат, экскурсии, учёба, интересные места
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: