Памятник женщинам-воинам Ленинградского фронта (МПВО) в Петербурге на Кронверской ул. 12


Памятный знак женщинам-воинам Ленинградского фронта, бойцам МПВО. Открыт 7 мая 2002 г. Установлен на брандмауре д. 12 по Кронверкской ул. (угол ул. Ленина; 1912, дом ИДАгафонова, построен гражд. инж. Н.С.Резвым). Скульптор Лев Наумович Сморгон, архитектор Игорь Дмитриевич Матвеев. Бронза, сграффито, художественная подсветка. Высота фигуры 235 см. На доске (110×85 см, литая бронза), вмурованной в стену, надписи: «Женщинам, защитившим Ленинград», «Посвящается женщинамбойцам Краснознаменной МПВО в годы блокады Ленинграда. 1941 — 1944». На торцах доски надписи: «Скульптор Л.Н.Сморгон. Архитектор И.Д.Матвеев. Идея И.Г.Уралова. 2002»; «Исполнение проекта Региональный Архитектурно-Художественный Фонд. Финансовая Поддержка „Альфа-Банк»».

Памятник женщинам-воинам Ленинградского фронта (МПВО) в Петербурге на Кронверской ул. 12

В первую блокадную зиму в МПВО (местную противовоздушную оборону) было мобилизовано «около семнадцати тысяч женщин-ленинградок, молодых женщин и девушек. Это был замечательный контингент… <…> И мы стали их обучать <…> Ведь это они сбрасывали зажигательные бомбы с крыш домов, со зданий, тушили пожары, откапывали заваленных, помогали голодным, умирающим, хоронили мертвых, спасая город от эпидемий… После прорыва блокады, вернее, после снятия ее, наши части — подчеркиваю, все те же девушки по заданию командования Ленфронта помогали частям фронта громить противника. <…>

Они восстановили двести два километра железных дорог, пятнадцать железнодорожных мостов и семнадцать мостов деревянных. Они разминировали много площади <…>» (Адамович А.М., Гранин Д.А. Главы из блокадной книги // Новый мир. 1977 № 12. С. 102 — 103). Памятный знак имеет длительную историю. Первоначально установка планировалась на фасаде дома 129 по Литовскому пр. (см. решение исполкома Ленгорсовета № 635 от 16 авг. 1989 г.; памятный знак посвящался не только женщинам, но всем ленинградским бойцам МПВО), потом на Васильевском острове в сквере перед дворцом культуры им. С.М.Кирова (см. распоряжение мэра Санкт-Петербурга ААСобчака № 268-р от 28.03.1996).

После чего заказ получил А.С.Чаркин, и 7 мая 1996 г. А.А.Собчак подписал распоряжение № 430-р «Об установке в Санкт-Петербурге памятной стелы женщинам — воинам Ленинградского фронта, бойцам МПВО, труженицам осажденного города», которым стелу предписывалось установить на Большом пр. в саду «Василеостровец». Одновременно определялся авторский коллектив: архитектор О.Н.Башинский, скульпторы В.П.Петин и А.С.Чаркин; срок был назван — янв. 1999 г. Однако затем проект был отложен вследствие отсутствие спонсора.

Памятник женщинам-воинам Ленинградского фронта (МПВО) в Петербурге на Кронверской ул. 12

Когда через три года спонсор был найден в лице «Альфа-Банка», этому спонсору даже не решились предложить финансирование работы А.С.Чаркина. В итоге у главного художника города И.Г.Уралова возникла идея закрытого конкурса проектов памятника с участниками, круг которых ограничен членами стихийного объединения скульпторов, базирующихся в Шувалово-Озерках. После обсуждений внутри этого объединения работу решили отдать Сморгону. На первоначальном этапе хкизной разработки вместе с ним участвовали его дочь М.Л.Спивак, зять А.В.Позин и И.Д.Матвеев. Первые двое потом из работы вышли. Сморгон и Матвеев несколько раз переделывали эскиз, в результате их «проект архитектурно-художественного комплекса был одобрен в декабре 2000 года на заседании художественной секции Петербургского градостроительного совета. А в конце января 2001 года в Доме журналиста была открыта выставка <их> проектных разработок, на которой были представлены эскизы и наброски, дающие представление об этапах работы» (Аноним. В память о женщинах-блокадницах // Невское время. 2002. 8 мая).

В частности, были представлены бронзовые эскизы, компьютерные модели различных вариантов и статуя Цветаевой с «фирменным» сквозным отверстием. Распоряжение № 891-ра от 25.09.2001 «Об установке в Санкт-Петербурге памятного знака женщинам воинам Ленинградского фронта, бойцам местной противовоздушной обороны, труженицам осажденного города» в качестве места установки предусматривало пространство у д. 6 по Кронверской ул., но затем был выбран д. 12. Мемориал — произведение синтетического характера, оно объединяет композицию в технике сграффито на стене дома, обобщенный образ женщины-блокадницы, отлитый из бронзы, архитектурные конструкции и художественную подсветку, создающую выразительные тени (ср. с образом тени в «военной» лирике Ахматовой).

На высоко поднятой площадке (14 м от земли) поставлен скульптурный объект, символизирующий бойца МПВО, который дежурит на крыше, тушит зажигалки во время ночных налетов. Площадка опирается на контрфорс, сложенный из кирпичей; окраска стены дома и подсветка фокусируют внимание на женской фигуре, помещенной в точку пересечения прожекторных лучей; в целом все это создает образ ночной бомбежки Ленинграда и женщины, защищающей свой Дом и свой Город. Бронзовая скульптура ревизует традиционную (особенно для военной темы) фигуративность посредством абстрагирования формы и концепцию героического путем отказа от патетики и статуарного пластического величия дородной женской фигуры, натуралистично вылепленной.


Скульптура статична, это не натуралистический муляж, который мог бы фиксировать «динамическую» или патетическую позу, а символическое обобщение; не фигура конкретной женщины, а образ голодной, измученной, но не сдающейся Страдалицы. Форма отдельными своими фрагментами, отдельными пластическими элементами напоминает обглоданную кость (ключевые образы — «Время, пожирающее человека», «век-волкодав»); сквозные отверстия в бронзе асоциируются с раной, нанесенной войной, одновременно эта простреленная навылет бронза, которой коснулась Смерть, задает символический модус восприятия мемориала, в частности, читается как образ уничтожения всего, что может считаться «женским» и жизнепорождающим (Родина, природа, женщина, мать и т. д.).

Все это такие элементы, которые в советском искусствоведении квалифицировались как «антигуманизм» и «расчеловечение вещей», характерные для абстрактивистских и сюрреалистических работ (см.: Раппопорт С.Х. Неизобразительные формы в декоративном искустве. М., 1968. С. 248 — 249; см. там же иллюстрацию 176, напоминающую работу Сморгона), а теперь использованы для создания образа войны, уничтожающей жизнь.

Впрочем, как подчеркнул сам Сморгон в беседе с автором 26 нояб. 2002 г., «дырка» в женской фигуре не была сделана им специально для выражения этих значений, это его постоянный и формалистический прием, примененный — независимо от всякого смысла — для статуй Цветаевой, Эйнштейна, Пушкина.

При обзоре мемориала женщинам — бойцам МПВО снизу не видна «пастозная» фактура поверхности, переходы формы (вещь, конечно, выставочная по тщательности и «мелкости» проработки формы и поверхности), зато очень резко обозначен контур, точно выражающий концепцию «жизни, уничтожаемой смертью».

Сообщение о готовящемся открытии мемориала см.: Золотоносов М. Скульптурная эпидемия // Аргументы и факты (Петербург). 2002. 17 апр. № 16. С. 16; Аноним. Блокадницам посвящается // Невское время. 2002. 24 апр.; Аноним. На очереди — Александр Невский и женщины — воины ПВО // Город: Петербургский журнал. 2002. № 18/19 (2). 29 апр. С. 11. Скульптура была установлена 30 апр. 2002 г. (см.: Аноним. Памятник блокадницам // Санкт-Петербургские ведомости. 2002. 30 апр.). О памятнике см. также: Куртов А. Женское лицо войны // Комсомольская правда (Санкт-Петербург). 2002. 7 мая. С. 6; Аноним.

В память о женщинах-блокадницах // Невское время. 2002. 8 мая; Аноним. Памятник вместо пенсии // МК в Питере. 2002. 8-15 мая. № 19. С. 2; Милкин А. Символы наших побед // Невское время. 2002. 14 мая; Сомов Ф. Ангел-боец на стене дома // Смена. 2002. 22 мая. С. 6; Золотоносов М. Модернизм выше крыши // Дело (Санкт-Петербург). 2002. 3 июня. № 20. С. 5; Денисов П. Брандмауэры станут красивыми // Комсомольская правда. 2003. 1 июля. Приложение: Ваш дом (Петербург). С. 8. Негативную характеристику см. в статьях: Саблин И. Монументальные пустоты // Петербургский час пик. 2002. 15-21 мая. № 20. С. 15 («Дерзкий эксперимент не увенчался успехом»); Шпанько 3. Эксперимент над памятью // Санкт-Петербургский курьер. 2002. 16-22 мая. № 19. С. 24 («<…> Думается, что для абстракционистских экспериментов все же больше подошла бы другая тема…»).

В фондах Музея городской скульптуры имеется модель женской фигуры для памятника (бронза, высота 40 см; экспонировалась на персональной выставке Л.Н.Сморгона в Музее городской скульптуры с 13 по 24 февр. 1999 г.). На персональной выставке Л.Н.Сморгона в Русском музее (май 2004 г.) была показана та же модель для памятника, названная «Девушка с противогазной сумкой» (2000, бронза, собственность автора).


Реклама

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: